Защита сочла избыточными ограничения трем Свидетелям Иеговы* на Ставрополье

Суд необоснованно запретил "определенные действия" освобожденным из СИЗО трем жителям Нефтекумска, которые обвинены в причастности к экстремистской организации, предположила защита. Адвокаты намерены добиваться для подзащитных подписки о невыезде.

Как писал "Кавказский узел", жителей Нефтекумска Константина Самсонова, Шамиля Султанова и Александра Акопова, обвиненных в причастности к деятельности экстремистской организации, суд постановил отпустить на свободу 5 декабря, после того как следствие ходатайствовало о мере пресечения в виде запрета определенных действий. На свободе обвиняемые будут находиться со специальными датчиками. Все трое включены Правозащитным центром "Мемориал" в список политзаключенных.

Государство хочет напугать население и продемонстрировать, что есть группы людей, которые ему угрожают, и подтверждение тому - несколько десятков Свидетелей Иеговы* в списке политзаключенных ПЦ "Мемориал", заявила председатель комитета "Гражданское содействие" Светлана Ганнушкина на пресс-конференции 28 марта в Москве. Помимо трех Свидетелей Иеговы* из Нефтекумска, в списке значатся верующие из Кабардино-Балкарии Юрий Залипаев и Аркадий Акопян.

Адвокат Денис Владимиров сообщил, что защита будет подавать апелляцию на решение суда. "Не в части освобождения из СИЗО, конечно. Мы считаем, что запрет на определенные действия тоже не обоснован, как и заключение под стражу. Можно было обойтись подпиской о невыезде", - сказал он корреспонденту "Кавказского узла" по окончании заседания.

По словам адвоката, самая большая проблема, которая возникла у обвиняемых в СИЗО, была связана с отсутствием полноценной медицинской помощи.

"Так, по Акопову была довольно сложная ситуация. У него еще до ареста было заболевание. В СИЗО Акопов многократно обращался к начальнику и жаловался в другие инстанции на то, что ему не оказывается надлежащая медицинская помощь. В СИЗО нет доступа к профильным специалистам, в частности, к урологу. Почему-то невозможно обследоваться у гражданских врачей, несмотря на то, что ведомственные приказы ФСИН это позволяют делать. Шамилю Султанову в связи с неврологическим заболеванием необходимо весной и осенью проходить процедуры с использованием капельницы. После его неоднократных обращений удалось добиться того, что его прокапали весной", - рассказал Владимиров.

Он также отметил, что подзащитные жаловались на курение в камерах. "Они сами не курят, и для них это стресс. Были и другие проблемы. Например, когда посещал Акопова, он сообщил мне, что нет спального места в камере, и он несколько ночей спал на лавке", - утверждает адвокат.

Кроме того, Владимиров счел давлением на Акопова то, что его примерно на неделю поместили в карцер. "Сам Акопов совершенно не понимает, за что. Его просто вызвали и сказали перейти из общей камеры в карцер", - заявил адвокат.

Владимиров указал на то, что его подзащитным вменили продолжение деятельности в запрещенной буденновской местной религиозной организации (МРО) Свидетелей Иеговы*, тогда как никто из них никогда не был юридически ее членом.

"Они не были членами этой МРО ни до, ни после запрета данного юридического лица. Создается впечатление, что их просто назначили виновными. Следственным органам известны имена реальных учредителей запрещенного юрлица, но, тем не менее, к этим людям претензий нет. А людей из поселка на расстоянии 70 км (расстояние между Нефтекумском и Буденновском, - прим. "Кавказского узла") привлекли к ответственности", - выразил удивление адвокат.

Владимиров уточнил также, что его подзащитным запрещено общаться со свидетелями по делу, но можно с родными и близкими за исключением тем по существу уголовного дела. Им также не разрешается покидать Нефтекумск, пользоваться средствами связи - почтой, телефоном, Интернетом. Передвигаться по городу в любое время суток не запрещено. Браслеты, вероятно, предназначены для того, чтобы обвиняемые не покидали пределов города, предположил адвокат.

В свою очередь, представитель Европейской ассоциации Свидетелей Иеговы* Ярослав Сивульский сообщил, что в Георгиевске есть еще одно похожее дело, по которому в конце октября произошли обыски и задержания.

"11 человек, один из которых имеет инвалидность, были доставлены в местное отделение полиции. Допрос продлился до двух часов ночи. В Невинномысске дело пока вроде бы затихло. При этом в Буденновске никакого дела нет, хотя нефтекумцев обвиняют в продолжении деятельности запрещенной МРО", - отметил он.

По мнению Сивульского, расследование длится уже год, и чтобы оставлять людей под стражей на такое время, нужны особые обстоятельства.

"Поэтому следователь и выпустил их из СИЗО под предлогом, что все следственные действия завершены и оказывать давление на свидетелей или скрываться от следствия обвиняемые не будут. Такого рода освобождения верующих Свидетелей Иеговы* после содержания под стражей уже имели место, например, в Казани и Саратове. Их выпускали перед судом. При этом часть людей отпускали под подписку о невыезде, других - под домашний арест, третьих - с запретом на определенные действия. Особой логики в выборе меры пресечения не было", - считает он.

Сивульский также отметил, что отличительной чертой этого дела является то, что ведет его непосредственно следственное управление ФСБ, а не Следственный комитет или МВД.

Он также указал на то, что все фигуранты нефтекумского дела и их родственники столкнулись с определенными трудностями.

"У Султанова жена больна и находилась на его иждивении. Фактически год была без кормильца, ей помогали только друзья и единоверцы. Самсонов был главным по ИТ в местной больнице. Когда его арестовали, в больнице случился коллапс, некому было следить за компьютерным обеспечением", - рассказал он.

Как пояснил адвокат Тимофей Широков, не участвующий в делах Свидетелей Иеговы*, президент России 18 апреля 2018 года подписал закон "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации...". Этим законом вводится статья 105.1, закрепляющая новую меру пресечения - запрет на совершение определенных действий. Так, суд может запретить обвиняемому или подозреваемому покидать пределы жилья, находиться в определенных местах, общаться с некоторыми людьми, обмениваться сообщениями при помощи средств связи и Интернета, перечислил Широков.

"Кроме того, орган правосудия может установить и другие запреты, не связанные с изоляцией в жилище. Суд может устанавливать запрет совершать как одно определенное действие, так и одновременно несколько действий", - сказал он корреспонденту "Кавказского узла", добавив, что пока эта мера применяется в целом редко.

По состоянию на 30 марта 2017 года, на юге России действовали 107 местных религиозных организаций Свидетелей Иеговы*, говорится в справке "Свидетели Иеговы* – экстремисты или жертвы беззакония?", подготовленной "Кавказским узлом".

* организация признана экстремистской, ее деятельность в России запрещена по решению суда.

Автор:
источник: корреспондент "Кавказского узла"