Чеченский певец Вахарагов опроверг сведения о задержании из-за песен

Исполнитель из Чечни Аюб Вахарагов опроверг информацию члена Совета по правам человека при главе республики Хеды Саратовой о том, что он и его брат были задержаны для "воспитательной беседы" из-за нарушения запрета властей на исполнение песен. Жители Чечни нередко отрицают версию о задержании, чтобы избежать ухудшения ситуации, обратил внимание правозащитник Олег Орлов.

Как писал "Кавказский узел", 8 сентября член Совета по правам человека при главе Чечни Хеда Саратова сообщила, что самодеятельные певцы, братья Аюб и Асхаб Вахараговы были задержаны для "воспитательной беседы", так как нарушили запрет на исполнение песен, не одобренных властями Чечни. По данным источника в Гудермесском районе, силовики удерживают братьев уже две недели.

15 июля министр культуры Чечни Хож-Бауди Дааев в эфире ЧГТРК "Грозный" подверг критике местных самодеятельных исполнителей, публикующих свои записи в интернете. Выступать с концертами и публиковать свои песни могут только исполнители, одобренные комиссией, заявил Дааев. Любительские песни проверяются на соответствие чеченскому менталитету, а "любители вольного пения" часто "не входят в рамки установленных норм в Чеченской Республике", пояснили авторы телесюжета. В репортаже был показан, в частности, Аюб Вахарагов. "Я неправильно исполнял песни. С сегодняшнего дня этого больше петь мы не будем", - сказал певец.

Один из братьев, Аюб Вахарагов, сообщил 9 сентября корреспонденту "Кавказского узла", что их с братом "никто не задерживал". "Эта информация неверная. Проблемы были из-за невыплаченного кредита, но сейчас все уже решено", - сказал Аюб Вахарагов, не уточнив подробности. Комментариями Асхаба Вахарагова "Кавказский узел" пока не располагает.

Заявление Аюба Вахарагова могло быть продиктовано опасением ухудшить свое положение, предположил руководитель программы "Горячие точки" Правозащитного центра "Мемориал" Олег Орлов.

"Потому что они сейчас на свободе, а кто знает, сколько они еще будут находиться на свободе? Это мое предположение, поскольку даже в тех случаях, когда мы на 100% знаем, что людей задерживали и незаконно удерживали, мы получаем отказ родственников этих людей обращаться к нам официально и получаем просьбы не публиковать материалы об этом", - сказал Олег Орлов корреспонденту "Кавказского узла".

Такие случаи не единичны, подчеркнул правозащитник. "Много случаев, когда родственники все подробно нам описывали о задержании, но не давали согласие на публикацию информации. В ряде случаев мы отправляли запросы соответствующим структурам, не указывая источник информации, и в ряде случаев это оказывало воздействие - люди, которые незаконно удерживались, освобождались... Понятно, что если их освободили и они начнут жаловаться, то они снова могут быть задержаны", - пояснил Олег Орлов.

Он уточнил, что такая ситуация наблюдается в других республиках Северного Кавказа. "Но в Чечне это повсеместно", - сказал правозащитник.

"Кавказский узел" писал ранее о нескольких случаях, когда жители Чечни публично опровергали версии о своем похищении. Так, 1 сентября политолог Руслан Мартагов после поездки в Грозный перестал выходить на связь. Лишь 4 сентября корреспондент "Новой газеты" Елена Милашина сообщила, что политолог вернулся домой. Она обратила внимание, что "дома Руслана ждали следователи, которые, видимо, раньше него знали, что отпустят".

Тем же вечером телеканал "Грозный" показал репортаж с участием Мартагова, который объяснил свое исчезновение тем, что находился в гостях у друга. Местные жители не исключили, что этот сюжет был постановочным.

Годом ранее, в октябре 2015 года, сценарист документального фильма "Грозный-блюз" Лучия Сгуэлья сообщила о похищении главы чеченской общественной организации "Живая нить" Таиты Юнусовой, снявшейся в фильме. Вечером того же дня коллега Юнусовой сообщил, что женщина отпущена домой. А на следующий день Таита Юнусова опровергла версию о похищении. Правозащитники Варвара Пахоменко и Игорь Каляпин, а также политолог Дмитрий Орешкин предположили, что этим словам нельзя доверять из-за атмосферы страха, сложившейся в Чечне.

Схожий случай произошел в январе 2018 года, когда, по данным "Новой газеты", была задержана Аминат Автурханова, которая занималась поиском мужа, попавшего в "расстрельный список". После этого родные не могли с ней связаться, и уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова направила в МВД Чечни письмо с вопросом о судьбе задержанной. Глава МВД Руслан Алханов ответил, что Автурханова находится дома. Сама Аминат Автурханова рассказала омбудсмену телефонном разговоре, что ее действительно задержали, но потом "разобрались и отпустили".

Спустя три дня в эфире ЧГТРК "Грозный" Аминат Автурханова опровергла сведения о том, что была задержана. "Все это неправда. Мне эти сплетни надоели, перестаньте писать про меня чушь. Неделю назад меня пригласили в районное РОВД, расспрашивали, известно ли что-либо о муже. И после беседы мы спокойно ушли домой с братом", - публично заявила она. Женщину вынудили сделать такое заявление, предположили тогда местные жители.

Материалы о преследовании критиков руководства Чечни "Кавказский узел" публикует на тематической странице "Инакомыслие в Чечне".

Автор:
источник: корреспондент "Кавказского узла"