Дагестанский журналист Гаджиев оставлен под стражей

Верховный суд Дагестана отказался сегодня перевести журналиста издания "Черновик" Абдулмумина Гаджиева под домашний арест. Защита считает, что заключение Гаджиева под стражу ничем не обосновано.

Как писал "Кавказский узел", редактор отдела религии дагестанского издания "Черновик" Абдулмумин Гаджиев 18 июня был арестован по делу о финансировании терроризма. Всего по этому делу подозреваются 11 человек. Сегодня у здания Верховного суда Дагестана активисты, сменяя друг друга на одиночном пикете, потребовали освободить Гаджиева. Их поддержали прохожие и проезжающие мимо здания суда водители.

По версии следствия, Гаджиев перечислял деньги на счета фондов проповедника Исраила Ахмеднабиева (Абу Умара Саситлинского). Самого проповедника следствие считает организатором финансирования террористов через благотворительные фонды под предлогом строительства мечетей и помощи малоимущим мусульманам. Однако Абу Умар Саситлинский в интервью блогеру Тумсо Абдурахманову заявил, что никак не связан с Гаджиевым и другими фигурантами дела и даже не знаком с ними.

Советский райсуд Махачкалы не обосновал свое решение об аресте Абдулмумина Гаджиева, заявил в Верховном суде Дагестана один из адвокатов журналиста, Арсен Шабанов.

"Свое решение суд обосновал тем, что в материалах, представленных следователем, имеются сведения о том, что Гаджиев, оставаясь на свободе, может скрыться от следствия и суда, оказывать воздействие на свидетелей или угрожать им с целью изменения ими показаний либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу. При этом суд в нарушение требований части 4 статьи 7 и части 1 статьи 108 УПК РФ не отразил в постановлении, какими именно документами и доказательствами, приложенными к ходатайству следователя, подтверждаются указанные выводы суда", - пояснил адвокат на сегодняшнем заседании.

Согласно ч.4 ст.7 Уголовно-процессуального кодекса, определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными. "При избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение. Такими обстоятельствами не могут являться данные, не проверенные в ходе судебного заседания", - говорится в ч.1 ст. 108 УПК.

Защита подчеркнула, что в материалах, представленных суду следователями, таких доказательств и нет. "Не содержатся подобные сведения даже в протоколе допроса подозреваемого Тамбиева, чьи показания, по ошибочному мнению органа следствия, уличают Гаджиева в совершении преступлений", - говорится в апелляции.

В суде Кемал Тамбиев, признался, что оговорил журналиста под давлением. На этом основании сторонники Гаджиева считают его дело сфабрикованным.

Более того, показания Тамбиева вообще не могут использоваться в суде против Гаджиева, так как, согласно нормам международного права, не обладают доказательственной силой, полагает защита. Адвокаты указали на то, что согласно протоколу допроса, Тамбиев не знаком с Гаджиевым и знает о нем лишь со слов Карима Алиева. "Отсюда следует, что показания Тамбиева в отношении Гаджиева являются показаниями с чужих слов и относятся к числу производных доказательств, которые не имеют самостоятельного доказательного значения в отсутствии первичных доказательств", - написано в жалобе.

Адвокаты также считают, что суд первой инстанции не учел семейное положение Гаджиева, его характеристики. Сегодня Верховный суд Дагестана удовлетворил ходатайство защиты и приложил к материалам дела характеристику подозреваемого из Дагестанского государственного университета, где Гаджиев преподавал с 2006 по 2008 год. Кроме того, защита выразила протест против решения Махачкалинского суда закрыть процесс. Это нарушает принцип гласности, полагают адвокаты Гаджиева.

"Терроризм - это боль и трагедия наша общая. Кто-то борется с ним оружием, а кто-то словом, знанием и делом. Одним из тех, кто боролся с терроризмом убеждением, словом, знанием и делом, был и остается Абдулмумин Гаджиев", - заявил в суде адвокат Мурад Магомедов. Он попросил перевести своего подзащитного под домашний арест.

Доводы защиты, указанные в апелляционной жалобе, необоснованны, заявил, в свою очередь, прокурор. Он настаивает на том, что показания Тамбиева являются достаточным основанием для заключения Гаджиева под стражу. Сама по себе тяжесть преступления, в котором подозревают Абдулмумина Гаджиева, также не позволяет отпустить журналиста на свободу, считает прокурор.

Гаджиев принимал участие в суде посредством видео-конференц-связи. Он заверил суд, что не намерен нарушать порядок домашнего ареста и тем более скрываться от следствия. Однако суд оставил жалобу без удовлетворения. 

Отметим, что интересы Абдулмумина Гаджиева в суде представляют его адвокаты Арсен Шабанов, Исрафил Гададов, Мурад Магомедов, Ринат Гамидов, Аббас Гайдаров и юрист Арсен Магомедов. Сегодня судья допустил в качестве общественного защитника супругу Гаджиева Дану Сакиеву. Перед началом суда представители СМИ и адвокаты заявили ходатайство о разрешении на проведение фото- и видеосъемки в зале суда, судья его удовлетворил. Поддержать Гаджиева в суде пришли его родные, друзья, бывшие студенты, передал корреспондент "Кавказского узла".

Подробности о преследовании журналиста "Черновика" собраны "Кавказским узлом" в материале "Голунов номер два": главное о деле Абдулмумина Гаджиева". Новости о преследовании активистов в регионах юга России и Южного Кавказа отслеживаются "Кавказским узлом" на тематической странице "Преследование активистов".

Автор:
источник: корреспондент "Кавказского узла"