Гаджиев, Тамбиев и Ризванов заявили о фальсификации дела

Защита Абдулмумина Гаджиева, Кемала Тамбиева и Абубакара Ризванова, арестованных на два месяца по делу о финансировании терроризма, намерена обжаловать арест. Гаджиев назвал доказательства вины "выдуманными", Тамбиев заявил о попытке скрыть факт своего избиения, а Ризванов пожаловался на моральное давление.

Как писал "Кавказский узел", 16 июня в суде следствие не обосновало версию о том, что глава благотворительного фонда "Ансар" Абубакар Ризванов финансировал террористов, и суд согласился отложить на двое суток решение о мере его пресечения. 18 июня суд в Махачкале арестовал на два месяца Ризванова, а также Абдулмумина Гаджиева и Кемала Тамбиева.

Глава благотворительного фонда "Ансар" Абубакар Ризванов и Кемал Тамбиев (также упоминается в СМИ как Тембиев), а также журналист дагестанской газеты "Черновик" Абдулмумин Гаджиев были задержаны силовиками по делу о финансировании терроризма. Всего по этому делу подозреваются 11 человек, в том числе дагестанский проповедник Абу Умар Саситлинский (Исраил Ахмеднабиев), которого следствие считает организатором финансирования террористов через "благотворительные фонды" под предлогом строительства мечетей и помощи малоимущим мусульманам. Сам Саситлинский отверг свою причастность к перечислению денег террористам.

Советский районный суд Махачкалы 18 июня рассмотрел ходатайства следствия об избрании меры пресечения Абдулмумину Гаджиеву, Кемалу Тамбиеву и Абубакару Ризванову, которые подозреваются в финансировании терроризма. Санкцию каждому из них судья рассматривал по отдельности. На все три процесса ушло свыше десяти часов, передает корреспондент "Кавказского узла".

Первым были рассмотрены материалы Абдулмумина Гаджиева. Перед началом процесса прокурор попросил суд провести заседание в закрытом режиме. Он пояснил, что заседание прошлого суда транслировалось в интернете, что запрещено законом.

«Рассматривается мера пресечения лица, подозреваемого в преступлении против общественной безопасности, участии в террористической деятельности и финансировании терроризма. Нахождение подозреваемого на свободе может угрожать безопасности свидетелей, на них может быть оказано давление», - заявил прокурор Магомед Ибрагимов.

Он также добавил, что будут представлены дополнительные доказательства, которые составляют тайну следствия.

Защита Гаджиева попросила отказать в удовлетворении ходатайства, так как посчитала, что все обоснования прокурора голословны.

«Громкие слова обвинения о терроризме, финансировании терроризма, организованной группе мы считаем давлением на суд. Вина нашего подзащитного не доказана, необходимо исходить из презумпции невиновности», - заявил адвокат Мурад Магомедов.

Для принятия решения судья удалился в совещательную комнату. После перерыва он сообщил, что согласен с доводами прокурора и следователя и объявил о закрытии процесса.

Рассмотрение ходатайства следователя заняло около трех часов. В итоге суд вынес постановление об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу на два месяца, рассказал после заседания корреспонденту "Кавказского узла" общественный защитник Арсен Магомедов.

«Судья посчитал, что Гаджиев может скрыться от следствия и оказать давление на свидетелей. При этом суд отклонил доводы защиты, просившей освободить Гаджиева под домашний арест. Стороной защиты были представлены положительные характеристики, поручительства разных людей, публикации Гаджиева, отрицающие идеи терроризма. Фактически, подозрения основаны на показаниях избитого другого фигуранта дела Кемала Тамбиева, но они оказались достаточными для вынесения решения о заключении под стражу», - сообщил он.

По словам адвоката Мурада Магомедова, дополнительными доказательствами, представление которых анонсировало обвинение еще до закрытия процесса, были два письма - из УФСБ Дагестана и Уголовного розыска МВД республики, датированные 17 июня.

«Оба эти письма повторяют друг друга. В них говорилось, что имеются оперативные сведения о том, что Гаджиев имеет обширные связи среди правоохранительных органов и на этом основании может покинуть республику. Вся эта информация никак не проверена, но для суда она оказалась достаточной, чтобы применить исключительную меру», - сообщил защитник корреспонденту "Кавказского узла".

По словам адвокатов, после изучения постановления будет подготовлена апелляционная жалоба в Верховный суд Дагестана.

По словам защиты, Гаджиев отверг обвинения в финансировании терроризма. Он заявил, что не передавал деньги ни в какие благотворительные фонды, а выступал за адресную поддержку нуждающимся. 

Кроме того, по словам адвокатов, Гаджиев попросил "не выдумывать" против него доказательств.

Тамбиев не жалуется на условиях содержания

При рассмотрении меры пресечения Кемалу Тамбиеву прокурор Магомед Ибрагимов также попросил провести закрытое заседание, при этом повторив те же доводы, что и на процессе Гаджиева.

На заседании обвинение представило два письма - от исполняющего обязанности руководителя Уголовного розыска МВД Дагестана и из управления ФСБ, рассказал после процесса корреспонденту «Кавказского узла» адвокат Тамбиева Таулан Эбзеев.

«В первом письме говорилось, что Тамбиев имеет намерение скрыться и уехать за пределы страны, а во втором говорилось, что находясь на свободе, он может оказывать давление. Но при этом подтверждений этих данных не предоставили»,- отметил он.

По ходатайству адвоката к материалам были приобщены поручительства пяти депутатов парламента Карачаево-Черкесии, положительная характеристика имама населенного пункта, где жил Тамбиев, а также другие грамоты.

17 июня вице-спикер и четыре депутата Народного собрания Карачаево-Черкесии обратились в Советский суд Махачкалы с просьбой не лишать свободы Кемала Тамбиева, назвав его задержание недоразумением.  

По его словам, он сделал устное заявление суду о совершении преступления неизвестными лицами в отношении его подзащитного.

"Тамбиев был избит для того, чтобы он подписал показания против каких-то лиц, якобы он знает об их причастности к преступлению. На самом деле он это не говорил, его заставили расписаться", - рассказал он.

Кроме того, по словам Эбзеева, у Тамбиева есть адвокат по соглашению Рашид Джафаров, однако его к нему не допустили, а показания его подзащитный давал при адвокате, которой пригласило следствие.

"Я попросил суд передать сообщение о преступлении в Следственный комитет, и судья пообещал сделать это", - сообщил Эбзеев.

Адвокат также рассказал, что, как сообщил Тамбиев на суде, после первого заседания к нему в камеру приходил сотрудник правоохранительных органов, который просил его написать заявление, что синяк на лице он получил после того, как упал случайно сам.

«Кемал Тамбиев не стал это делать», - сообщил защитник.

По его словам, других жалоб к условиям содержания в Махачкале у Тамбиева не было.

«Здесь в ИВС на него уже никто давления не оказывал. Он говорил, что у него болят ребра. В ближайшее время мы намерены провести медицинское освидетельствование», - сообщил он.

Ризванов заявил о моральном давлении

Заседание по делу Абубакара Ризванова судья не стал закрывать, хотя об этом также ходатайствовал прокурор. В качестве одного из обоснований прокурор указал, что участникам процесса поступают угрозы. Однако суду не были представлены доказательства этого, и поэтому судьей ходатайство было отклонено.

Прокурор и следователь просили заключить подсудимого под стражу на два месяца, так как опасаются, что Ризванов может уехать в Турцию или оказать давление на свидетелей.

В материалах, представленных в суде, нет обоснований о причастности его подзащитного к преступлению, сказал адвокат Рафидин Курбанов.

«В постановлении о возбуждении уголовного дела и других документах не указано, когда именно были совершены противоправные действия. Следствие говорит, что установило, что Ризванов принимал участие в финансировании терроризма, устраивая сбор денег через благотворительные фонды. Но это все основано на догадках и оперативных данных, которые не могут быть признаны доказательствами», - отметил адвокат.

Он попросил суд избрать его подзащитному меру пресечения в виде домашнего ареста, так как на его иждивении находятся пять несовершеннолетних детей, и он ухаживает за ребенком с инвалидностью.

В своем выступлении Абубакар Ризванов заявил, что заключение под стражу – это попытка оказать на него моральное давление, а оснований для предъявления обвинения ему нет. Он отметил, что его подозревают в финансировании терроризма, так как он был связан с благотворительным фондом «Ансар».

«С момента создания фонда «Ансар» его деятельность была публичной. Это привлекало внимание спецслужб. В 2014 году многократно в офисе фонда проводились обыски, выемки документов, изымались компьютеры, банковские выписки. Вся документация фонда с 2014 года находится у следствия. Но никакой преступной деятельности обнаружено не было. Сейчас... нашли парня в Москве, избили его, и он дал показания, якобы ему известно о поддержке нашим фондом "Исламского государства"*... Официально фонд был закрыт в сентябре 2014 года, а ИГ* была признана террористической организацией спустя три месяца, в декабре 2014 года», - заявил он суду.

Ризванов призвал суд отпустить его под домашний арест.

«Вы предлагаете нас посадить, а потом искать доказательства. Почему мы должны сидеть в СИЗО? Если бы были основания, то смогли бы посадить еще пять лет назад», - сказал он.

Выслушав всех участников процесса, судья удалился в совещательную комнату. Примерно через полчаса он огласил постановление, согласно которому Ризванову избрали меру пресечения в виде двух месяцев содержания под стражей.

Возле здания суда прошла серия пикетов в поддержку задержанных

Пока шел судебный процесс над фигурантами уголовного дела, у здания суда приходили собрались сочувствующие. В основном это были друзья, знакомые и коллеги Гаджиева, кроме того, из Карачаево-Черкесии приехало порядка 20 родственников Тамбиева.

Собравшиеся провели серию одиночных пикетов с требованием освободить задержанных. Некоторые проезжающие водители сигналили им, демонстрируя поддержку.

Зал судебных заседаний вмещал всего 25 человек, поэтому на суд смогли попасть только журналисты и самые близкие родственники.

«Избрание меры пресечения – это один из решающих моментов, показывающий отношение государственных органов к задержанному. Здесь проясняется, понимает ли власть свою ошибку или нет», - сказал корреспонденту «Кавказского узла» руководитель правозащитного проекта «Монитор пациента» Зияутдин Увайсов.  

«Если допустить, что можно закрывать по сфабрикованным делам людей, за которых могут поручиться сотни людей, то завтра это может коснуться любого», - сказал журналист и блогер Халид Омаров корреспонденту "Кавказского узла".

Омаров также добавил, что процесс продемонстрирует уровень доверия к судебной системе в республике.

«По итогам этого процесса люди сделают выводы: есть ли у судебной системы шансы на реабилитацию», - заявил он.

«Задержание Абдулмумина - это попытка оказания давления на свободу слова, подавление общества. Не должно быть так, чтобы кого-то незаконно сажали или преследовали», - сказал корреспонденту "Кавказского узла" автор Telegram-канала «Спросите у Расула» Расул Асад.

«Я пришел поддержать Абдулмумина Гаджиева, так как знаю его много лет как порядочного, скромного дагестанца, мусульманина. Он не бросается в крайности, у него всегда стабильная позиция, которую он всегда выражает открыто. Его хотят обвинить в том, в чем он не виновен. И процесс закрывают, чтобы скрыть этот позор. Это касается не только одного его. Это обвинение всем нам. Получается, чтобы посадить на пожизненный срок, достаточно избить кого-то и заставить его дать показания против любого человека», - сказал корреспонденту «Кавказского узла» журналист Шамиль Абашилов.

Статьи Абдулмумина Гаджиева носили познавательно-воспитательный характер, сказал корреспонденту "Кавказского узла" главный редактор газеты «Черновик» Маирбек Агаев.

«Последние публикации Гаджиева были посвящены месяцу Рамадан. Он не писал ничего, что могло вызвать раздражение у кого-то, в том числе и у правоохранительных органов», - пояснил он.

Абдулмумин Гаджиев не был никогда радикалом или экстремистом, сказал его друг Магомед.

«Я давно с ним знаком, он никогда не призывал людей к чему-то незаконному. В непростые годы он наоборот, старался успокаивать некоторых «горячих» парней, разъясняя им суть ислама, религии. Призывал к умеренности», - пояснил он корреспонденту "Кавказского узла".

Новости о преследовании активистов в регионах юга России и Южного Кавказа публикуются "Кавказским узлом" на тематической странице "Преследование активистов".

* - ИГ ("Исламское государство", ранее ИГИЛ) - организация признана террористической и запрещена в России судом.

Автор:
источник: корреспондент "Кавказского узла"