Полицейский отказался признать вину по делу о смертельном ДТП в Нальчике

Суд начал рассматривать дело о ДТП, в котором погиб житель Кабардино-Балкарии Магомет Луев. Представитель потерпевших потребовал вернуть дело прокурору и провести экспертизу машины, которая прошла спортивный тюнинг.

Как писал "Кавказский узел", 20 апреля 2017 года сотрудник Баксанского РОВД Вячеслав Кушхабиев сбил на пешеходном переходе в Нальчике 30-летнего Магомета Луева. 24 апреля Луев скончался в больнице, не приходя в сознание. Спустя полгода его родные добились возбуждения уголовного дела, но Кушхабиев подал жалобу в Нальчикский городской суд, и суд дело закрыл. 12 декабря Верховный суд Кабардино-Балкарии отменил решение о закрытии уголовного дела против Кушхабиева и направил дело на новое расследование.

Жалобу в Верховный суд республики подала адвокат Альбина Бозиева, предоставленная потерпевшим после их обращения на юридический онлайн-сервис "Кавказского узла".

Нальчикский городской суд сегодня начал рассматривать уголовное дело в отношении Вячеслава Кушхабиева. Полицейскому вменяется нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности  смерть человека, ему грозит до пяти лет лишения свободы, сообщил корреспондент "Кавказского узла". 

Согласно обвинительному заключению, Кушхабиев увидел мигающий зеленый сигнал светофора и набрал скорость более 90 км/час, чтобы успеть проскочить перекресток Идарова и Кирова, хотя по правилам он должен был замедлить движение и остановиться. Пешехода - Магомета Луева - он заметил на расстоянии более 50 метров. Вместо того чтобы сбавить скорость, Кушхабиев сбил Луева на пешеходном переходе и проехал еще более 50 метров до полной остановки. Магомета Луева отбросило на 26 метров, он получил смертельные травмы и через четыре дня скончался в больнице.

Эксперты установили, что автомобиль Вячеслава Кушхабиева имел ряд недостатков, при которых машину эксплуатировать нельзя: лобовое стекло было затонировано и пропускало свет на 45 процентов, тогда как по ГОСТу лобовые стекла должны пропускать не менее 75 процентов света. Ксеноновые лампы, не соответствующие типу передних фар, также ухудшили видимость для водителя.

После оглашения обвинительного заключения Кушхабиев заявил, что не признает себя виновным. Представитель потерпевших Павел Мишарин заявил ходатайство о возвращении дела прокурору для проведения комплексной автотехнической экспертизы. Следствие не назначило судебную экспертизу технического состояния машины и указало, что автомобиль был исправным. Этот вывод, по мнению Мишарина, не соответствует действительности.

По информации представителя потерпевших, в автомобиле Кушхабиева была установлена турбина, которая увеличивает мощность двигателя с 70 до 350 лошадиных сил и уменьшает время набора максимальной скорости. "Машина, иными словами, была переделана для участия в гонках, подтверждения этому есть в материалах уголовного дела", - заявил Мишарин.

"При наличии ксеноновых фар, тонировки лобового стекла со светопропускаемостью 45 процентов и турбины, запрещенной к использованию, Кушхабиев, являясь сотрудником полиции, изначально не имел права садиться за руль указанного автомобиля и управлять им", - говорится в его ходатайстве.

Адвокат Кушхабиева Самвел Енгибарян вопрос назначения новой экспертизы оставил на усмотрение суда. При этом он отметил, что по делу уже проведены четыре экспертизы. "И ни в одной экспертизе не сказано, что смерть Луева находится в прямой причинной связи с действиями подсудимого", - заявил Енгибарян. Согласно версии адвоката, Кушхабиев не имел технической возможности для торможения.

Гособвинитель попросила время, чтобы сформулировать свою позицию по ходатайству адвоката Мишарина. Суд согласился отложить процесс, следующее заседание по делу назначено на 8 мая.

Вячеслав Кушхабиев после ДТП не был отстранен от работы и не пытался извиниться перед близкими Магомета Луева, сообщила мать погибшего Кязибан Луева корреспонденту "Кавказского узла".

"Когда в маршрутке кому-то случайно наступаешь на ногу, и то извиняешься, а тут человека насмерть сбил - и ничего", - посетовала она. По словам Кязибан, ее сыну на момент гибели был 31 год: он закончил юридический факультет и проходил стажировку в качестве судебного пристава, жениться еще не успел.

На заседании судья спросил Кязибан, какое наказание для подсудимого она считает справедливым, если тот будет признан виновным. "То, что предусматривает закон", - ответила женщина. За два года Луева потратила на адвокатов и экспертизы более 2 млн рублей, эту сумму она заявила в гражданском иске к подсудимому.

Обвинение, предъявленное Кушхабиеву, в нынешнем виде приведет к оправдательному приговору - суд оправдает его на том основании, что технической возможности остановить автомобиль у водителя не было, объяснил представитель потерпевших Павел Мишарин корреспонденту "Кавказского узла".

"Экспертным путем установлено, что он двигался со скоростью 98 км/час, реально же он ехал со скоростью не менее 120-140 км/час. Потому следствие и не заинтересовано в комплексной комиссионной автотехнической и видеотехнической экспертизе: станет очевидным техническое состояние транспортного средства. Такая экспертиза может выявить серьезные неисправности в автомашине, а это усилит ответственность подсудимого", - заявил он.

Автор:
источник: корреспондент "Кавказского узла"