Десять признаков фабрикации дела Титиева названы перед приговором

Шалинский горсуд Чечни 18 марта вынесет приговор главе грозненского "Мемориала" Оюбу Титиеву. Защите удалось привлечь внимание к процессу, это положительно повлияет на репутацию и безопасность Титиева, считает адвокат Новиков. Перед приговором Титиеву "Мемориал" представил 10 фактов, свидетельствующих о фальсификации дела.

Как писал "Кавказский узел", 21 февраля в Шалинском горсуде завершилось судебное следствие по делу главы грозненского "Мемориала" Оюба Титиева. Суд поддерживает сторону обвинения, но защита рассчитывает на освобождение Титиева после приговора, заявили адвокаты. В прениях 11 марта прокурор запросил для Титиева четыре года лишения свободы и штраф. Адвокаты просили оправдать Титиева, заявив, что дело сфабриковано и связано с его правозащитной деятельностью. Титиев выразил уверенность, что приговор по его делу будет обвинительным.

Титиев обвинен в хранении марихуаны. Правозащитник настаивает, что наркотики ему подбросили, говорится в справке "Кавказского узла" "Главное о деле Оюба Титиева". Также на "Кавказском узле" опубликована биография Оюба Титиева.

Правозащитный центр «Мемориал» представил 10 «самых наглядных» фактов, доказывающих фальсификацию дела против Оюба Титиева. "Кавказский узел" перечислил все эти факты в своем видеосюжете.

Правоохранительные органы так и не проверили заявление правозащитника о том, что наркотики ему подбросили: доводы Титиева следствие опровергало словами самих силовиков, которых правозащитник и обвинял в подбросе марихуаны. В день задержания Титиева его адвоката Султана Тельхигова в течение шести часов не допускали к подзащитному, а в это время у задержанного правозащитника взяли смывы с рук. Титиеву не показывали процесс упаковывания смывов в конверты, а позднее экспертиза нашла в смывах следы наркотика.

Видеокамеры в отделе полиции и все камеры наблюдения на пути следования Титиева: на зданиях банков, госструктур, частных магазинов, парикмахерских и аптек – в день его задержания не работали, утверждает следствие. Видеозаписи могли подтвердить слова Титиева о двух задержаниях: первом, которое произошло без понятых, и втором, инсценированном, когда понятых привели. Суд также не запросил биллинг телефонов Титиева, которые были с ним в день задержания, а потом бесследно исчезли.

Показания силовика, который «случайно увидел» в машине Титиева наркотики, должны были проверить на следственном эксперименте, но реальные обстоятельства той ситуации не воссоздали: статист, исполнявший роль инспектора, был заметно ниже его ростом, рассыпанную на коврике марихуану заменили более крупными частицами кинзы, а на сиденьях вместо свободных чехлов были плотно прилегающие чехлы. В реальных обстоятельствах инспектор не мог случайно заметить под сиденьем рассыпанную траву, уверена защита.

Ключевой свидетель обвинения – единственный человек, утверждавший, что Оюб Титиев курил анашу на его глазах, – не узнал правозащитника во время процедуры опознания. Версия свидетеля – ранее судимого наркозависимого – противоречива и целиком строится на случайностях: мужчина утверждал, что дважды встречал человека с анашой на улице, а затем увидел его лицо на фотографии в интернете и узнал имя – Оюб Титиев. Следствие позднее представило ситуацию так, будто свидетель все же опознал Титиева, но некомпетентный сотрудник неверно оформил протокол опознания.

Титиев заявлял, что первое задержание, которое не было оформлено по закону, провела группа быстрого реагирования (ГБР). Силовики в суде доказывали, что в курчалоевской полиции не существует ГБР, хотя ее наличие подтверждают официальные пресс-релизы МВД.

Главные вещдоки по делу: пакет из-под марихуаны и липкая лента с волосом Титиева –  недопустимые доказательства, настаивает защита. Скотча изначально на пакете с марихуаной не было – он появился позднее, когда у Титиева обманом взяли образец волос. Еще одно доказательство – самокрутки с марихуаной, которые силовики «нашли» после задержания Титиева на общем открытом балконе офиса «Мемориала» – оказалось настолько неубедительным, что обвинение в итоге не использовало его против Титиева.

«С фальсификаторами можно было бы бороться, тем более имея такую команду профессиональных защитников, как адвокаты Марина Дубровина, Петр Заикин и Илья Новиков. Но это возможно только при одном условии – если суд заинтересован в исследовании всех конфликтующих версий. Судью Шалинского городского суда Мадину Зайнетдинову сложно заподозрить в беспристрастности. Обвинительный уклон процесса очевиден. Из 30 ходатайств защиты, направленных на установление обстоятельств дела, устранение противоречий и недоработок следствия, судья удовлетворила только 3. И то только потому, что отказ означал бы прямое нарушение УПК», – говорится в материале ПЦ «Мемориал».

Защита Оюба Титиева надеется, что суд назначит правозащитнику меньший срок, чем запрашивало обвинение, сообщил 15 марта в интервью на «Дожде» адвокат Илья Новиков. По его словам, позиция суда «выглядит очень сильно стесненной теми внешними рамками, которые поставило это дело». Адвокат напомнил о высказываниях главы Чечни Рамзана Кадырова о Титиеве.

Ранее глава Чечни Рамзан Кадыров несколько раз публично называл Оюба Титиева наркоманом, не упоминая при этом его фамилию. В августе 2018 года Рамзан Кадыров также назвал правозащитников, которые критиковали работу силовых структур после серии нападений на полицейских в республике, врагами жителей Чечни. В своем выступлении он поставил сотрудников правозащитных организаций в один ряд с боевиками, объявив, что запрещает им посещать Чечню "после окончания суда". 

Адвокатам после оглашения приговора предстоит серьезная работа с делом Титиева. «Мы понимаем, что, скорее всего, нам придется еще не в одной инстанции, вплоть до Верховного суда и до Президиума Верховного суда, добиваться отмены этого приговора», – заявил Илья Новиков.

Шансов добиться оправдательного приговора для Титиева у защиты с самого начала не было, но адвокаты работали над тем, чтобы дело Титиева приобрело общественный резонанс, подчеркнул он. «Такой резонанс, который помешает, например, попросту расправиться с Титиевым в тюрьме, как это, к сожалению, возможно по делам людей безвестных, которые по тем или иным причинам подверглись такому же подходу, которым тоже подбросили наркотики, по инициативе местных властей», – обратил внимание Илья Новиков.

Новиков считает, что эта задача была выполнена. «Кадыров, говоря о деле Титиева, комментировал в том смысле, что это самое рядовое дело. […] И вот сейчас вы задаете мне вопрос об этом деле. Это дело пользуется вниманием со стороны иностранных дипломатов. Очень непросто найти другое дело, ради которого иностранные дипломаты летели бы в Чеченскую Республику для того, чтобы присутствовать на судебных заседаниях», – пояснил Илья Новиков.

Он назвал процесс по делу Титиева главным процессом года по статье о наркотиках. «Мы очень многих убедили в том, что эта история именно из этого разряда, что наркотики подброшены и что дело сфальсифицировано. Это не нулевой результат, и в той мере, в которой он повлияет и на судьбу Оюба, и на его безопасность, и не в последнюю очередь на его репутацию, этим, конечно, нужно было заниматься», – подчеркнул Илья Новиков.

Опрошенные "Кавказским узлом" правозащитники полагают, что надежды на оправдательный приговор практически нет. Правоохранители в Чечне выработали стандарты для наказания невиновных, а дело Оюба Титиева напоминает дела Руслана Кутаева и Жалауди Гериева, считает Светлана Ганнушкина. Надежда на оправдательный приговор очень слаба, учитывая приговоры по политическим заключенным до этого дела, отметила Екатерина Сокирянская. Фальсификация дела и преследование Титиева по политическим мотивам очевидны, заявил Юрий Джибладзе.

Материалы о нарушениях прав человека и борьбе с инакомыслящими в Чечне публикуются "Кавказским узлом" на тематической странице "Инакомыслие в Чечне".