Дело Анастасии Шевченко напомнило дагестанцам о трагедии Гасангусейновых

Полиция Махачкалы объявила "Марш материнского гнева" незаконным, но не помешала его организатору Наталье Захаровой провести одиночный пикет. Дагестанские активисты раскритиковали репрессивную государственную политику, выразив поддержку Анастасии Шевченко и родителям убитых братьев Гасангусейновых.

Как сообщал "Кавказский узел", активисты в разных регионах России проводят сегодня акцию в поддержку Анастасии Шевченко "Марш материнского гнева". Организатору акции в Махачкале Наталье Захаровой после предупреждения полиции пришлось изменить формат акции и провести ее в виде одиночного пикета.

Члена федерального совета "Открытой России"* Анастасию Шевченко задержали 21 января после обыска у нее дома в Ростове-на-Дону. За время ареста Шевченко в больнице скончалась ее 17-летняя дочь-инвалид. 7 февраля областной суд не принял аргументы защиты о том, что Анастасии Шевченко нужно водить детей в школу и ухаживать за пожилой матерью, и оставил активистку под домашним арестом. 8 февраля Правозащитный центр "Мемориал" признал Шевченко политзаключенной.

Перед началом своей одиночной акции Наталья Захарова собрала прямо на площади инсталляцию в форме сердца из металлических конструкций и черного полиэтилена. На черном сердце были размещены бумажные листы со словами "марш матерей" и "марш гнева", сообщил корреспондент "Кавказского узла".

Прохожие интересовались происходящим, однако старались надолго не задерживаться рядом с активисткой. Пока Наталья собирала конструкцию в форме сердца, люди предлагали ей помощь. Целенаправленно на место запланированной акции пришли лишь несколько человек. Полицейских, как в форме, так и в гражданской одежде, на площадке перед Аварским театром было значительно больше, чем протестующих.

На место, где был анонсирован "Марш разгневанных матерей", пришел представитель мэрии - заместитель начальника Управления внутренней политики Махачкалы Магомед Абдурашидов. Он объявил, что собрание людей на площади будет расцениваться как несогласованная акция. Попытки журналистов объяснить, что собрания численностью до 100 человек в гайд-парке согласования не требуют, успехом не увенчались: Абдурашидов настаивал, что организатор акции нарушила сроки подачи уведомления о проведении публичного мероприятия.

Проведению акции в формате одиночного пикета представители власти не препятствовали. Полицейские снимали присутствующих, спрашивали Захарову о целях ее пикета и даже предлагали ей помочь собрать и поднять приготовленную для акции конструкцию. На место акции приехал также замруководителя УВД Махачкалы Шамиль Омаров - он побеседовал с активисткой, которая была возмущена визитом полицейских к ней домой. Захарова указывала, что силовики напугали ее детей, Омаров в ответ заявлял, что действия были законными.

По словам Омарова, с 10.00 до 23.00 мск участковый имеет право приходить домой к людям, которые живут на его участке. Чем была обусловлена необходимость визита к Захаровой, замглавы махачкалинского УВД не пояснил.

Цель акции - призвать власть и людей к гуманности, пояснила Наталья Захарова во время одиночного пикета. "Анастасии Шевченко не [разрешали видеться] с ее умирающей дочерью. Женщин, [арестованных] по политическим мотивам, много, очень важно не забывать о них, поддерживать их. В Дагестане все знают о случае Гасангусейновых - трагическая ситуация, в которой родителям сказали: «Ну, ошиблись». Так не должны поступать с родителями, которые потеряли все. Нам нельзя оставаться безразличными к этому, надо быть гуманнее, добрее, быть внимательными к тем, кто нуждается в помощи. Этому посвящена моя акция и это наполненное болью черное сердце", - заявила Захарова корреспонденту "Кавказского узла".

17-летний и 19-летний Наби и Гасангусейн Гасангусейновы были убиты 23 августа 2016 года, когда силовики проводили поисково-разведывательную операцию в Шамильском районе Дагестана. Силовики заявили, что убитые входили в "шамильскую" группировку боевиков, однако односельчане братьев Гасангусейновых потребовали провести расследование, заявив, что те были пастухами, сообщается в статье "Кавказского узла" "Убийство чабанов в Дагестане". В конце января глава Дагестана Владимир Васильев высказал мнение, что братья Гасангусейновы были убиты из-за трагической ошибки, а не в результате злого умысла силовиков. Он также отметил, что "есть группа людей, которая развивает эту ситуацию, чтобы получить финансирование из определенных источников". Слова Васильева вызвали негативную реакцию в соцсетях, а отец убитых выразил на пикете 1 февраля возмущение словами Васильева.

Активистка не приглашала на акцию родителей братьев Гасангусейновых или других людей, пострадавших от действий властей. Получив предупреждение от полицейских, Захарова призвала людей не приходить на место акции - женщина не хотела, чтобы участники инициированного ею собрания были обвинены в нарушении закона.

"Я совсем не политический активист, у меня нет навыков привлечения всех. Я просто решила, что поучаствую в марше, но оказалось, что никто на Северном Кавказе его не проводит, мне пришлось стать организатором. Я написала в Facebook, что все желающие могут меня поддержать: хоть и мало людей пришли на акцию, очень многие мне писали, поддерживали. Были желающие принять участие и это было очень приятно. Для меня [эта акция] - победа над моими страхами, трусостью. Я не ставила перед собой задачу провести массовую акцию", - пояснила Наталья Захарова.

Активист движения "Город наш", юрист Арсен Магомедов пришел на площадку у Аварского театра, чтобы выразить солидарность с участниками "Маршей материнского гнева". "Никакие обстоятельства не могут оправдать разлучение матери с больным ребенком", - подчеркнул он.

"Я не согласен с этой нечеловеческой практикой применения закона, когда мать не пускают к умирающему ребенку. Нет никаких обстоятельств и причин для этого, так не должно быть, это неправильно", - заявил Магомедов корреспонденту "Кавказского узла".

Акция Натальи Захаровой была аполитичной, хотя подобные акции должны носить политический характер, считает журналистка и активистка Светлана Анохина. Журналистка обратила внимание, что представители власти в Махачкале недостаточно хорошо знают законы, регулирующие проведение публичных мероприятий.

Вместе с тем она указала на важность участия в публичных мероприятиях: люди должны преодолеть свой страх, выйти на улицу и открыто заявить о проблемах, которые их волнуют, уверена Анохина. 

"Это все, разумеется, должно быть общегражданским делом. Надо приучать людей к тому, что митинги и пикеты - это правильно, это способ заявить о своем несогласии. Такой способ выражения своего мнения и отстаивания прав должен войти в привычку. В сегодняшней акции мне не хватило политической составляющей: эта акция в других городах проходит под лозунгом "Свободу Анастасии Шевченко", ее преследуют явно по политическим мотивам. У Натальи Захаровой больше гуманистического посыла: "Пусть государство будет гуманнее", но государство не умеет быть гуманным, оно сосредоточило в своих руках все репрессивные функции. Наталья сказала правильно: мы не могли не думать о убитых братьях Гасангусейновых и об их родителях. Это самое важное дело в республике, оно цепляет все области нашей жизни", - сказала Светлана Анохина корреспонденту "Кавказского узла".

Новости о преследовании активистов, правозащитников и журналистов в регионах юга России и Южного Кавказа публикуются "Кавказским узлом" на тематической странице "Преследование активистов".

* деятельность двух зарегистрированных в Великобритании организаций, содержащих в своем названии слова "Открытая Россия", признана Генпрокуратурой России нежелательной на территории страны.

Автор:
источник: корреспондент "Кавказского узла"