Политологи поспорили о конфликтном потенциале соглашения Кадырова и Евкурова

Соглашение о закреплении границы Чечни и Ингушетии выглядит знаком разрешения спора двух республик, но не исключает притязаний руководства Чечни на территории соседних регионов в будущем, считают политологи Дмитрий Орешкин и Алексей Гуня. Соглашение положит конец территориальному спору республик, уверен политолог Алексей Малашенко.

Как писал "Кавказский узел", главы Чечни и Ингушетии Рамзан Кадыров и Юнус-Бек Евкуров подписали сегодня соглашение о закреплении границы между регионами. Согласно документу, республики обменялись равноценными нежилыми территориями. Соглашение о границах с Чечней "не затрагивает населенные пункты республик, а предусматривает закрепление границ в горно-лесистой части территорий", заявил глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров. Рамзан Кадыров, комментируя договор, не рассказал никаких подробностей о территориях, которыми обменялись республики.

Подписание соглашения состоялось на фоне акций протеста в Сунже и Магасе. Днем 25 сентября несанкционированная акция прошла у здания районной администрации в Сунже, а сегодня утром несанкционированный митинг против изменения границ Чечни и Ингушетии прошел у въезда в Магас. "Кавказский узел" пока не располагает текстом соглашения о границе Чечни и Ингушетии и не может сопоставить его содержание с заявлениями глав обеих республик.

Соглашение о закреплении границы Чечни и Ингушетии принято на фоне растущего влияния Рамзана Кадырова на Северном Кавказе, отметил политолог Дмитрий Орешкин.

"Кадыров может позволить себе то, чего не может, например, Евкуров. Кадыров активен, он наращивает политический вес и вынашивает амбициозные планы. Кадыров продавливает свои интересы и, видимо, не без поддержки Москвы", - сказал Орешкин корреспонденту "Кавказского узла".

Принятое соглашение может вылиться в "латентную обиду" жителей Ингушетии и не исключает, что в будущем чеченское руководство предъявит к одной из соседних республик явные территориальные претензии, указал политолог. При этом Орешкин отметил, что федеральное руководство очень благосклонно к Рамзану Кадырову и делает на него ставку, опасаясь нового всплеска радикальных настроений на Северном Кавказе.

В конце января 2013 года глава Чечни Рамзан Кадыров подписал закон, в соответствии с которым ряд населенных пунктов Сунженского района Ингушетии должен перейти под юрисдикцию Чечни. 6 марта того же года он потребовал включить в состав Сунженского района Чечни населенный пункт Аршты.

"Кремль ищет на Кавказе человека, который может контролировать ситуацию и при этом оставаться лояльным Москве. И Евкуров, и Васильев – такие люди, но до Кадырова [они] не дотягивают. Он честолюбив, амбициозен, это человек, который любит власть и в ней нуждается. Население Северного Кавказа увеличивается, а социальные проблемы не решаются, работы мало, соответственно [в будущем может] расти влияние разного рода экстремистских настроений. Так или иначе необходимо будет ставить на человека, который настроения подавит", - сказал Орешкин.

Подписанное сегодня соглашение в целом можно оценить позитивно, однако "необходимо следить за обстановкой", указал старший научный сотрудник Института географии РАН, доктор географических наук Алексей Гуня.

"Решение имеет не прямую ценность, а косвенную. Это знак к урегулированию ситуации в горных, тейповых районах. Споры о территориальной принадлежности нередко перерастают в конфликты, так что [подписанное соглашение] - это знак к примирению", - рассказал Алексей Гуня корреспонденту "Кавказского узла".

При этом ученый не исключил конфликтов на приграничных территориях в будущем. Потенциально конфликтной территорией Гуня считает, в частности, чеченские селения Галанчож и Ялхорой близ границы с Ингушетией, куда до недавнего времени доехать можно было только по ингушской территории.

В том, что подобные конфликты могут возникнуть на границе Чечни и Дагестана, профессор усомнился. "Дагестан - это все-таки мультиэтническое сообщество, в отличие от Чечни и Ингушетии. Прецедент, конечно, имеет конфликтные [перспективы], и в разных районах [они могут быть выражены] по-своему, но [столь же сильного] резонанса не будет", - сказал Гуня.

Решение о границе Чечни и Ингушетии принято под контролем федеральной власти и не обещает в ближайшем будущем никаких негативных последствий, считает руководитель научных исследований института "Диалог цивилизаций", политолог Алексей Малашенко.

"Это окончательная лимитация. Уже [много] лет в Чечне и Ингушетии ведутся разговоры о принадлежности тех или иных территорий, перерастающие в боевые столкновения. История тянется с 1929 года, пора это заканчивать, и теперь этому положен конец. Если верить источникам, то <...> все прошло по обоюдному согласию", - сказал Малашенко корреспонденту "Кавказского узла".

В 1929 году Сунженский казачий округ, состоящий из станиц, основанных на месте ингушских селений, был включен в состав Чечни. В июле 1933 года город Орджоникидзе (экс-Владикавказ, переименован в 1931 году) был передан Осетии, а 15 января 1934 года Ингушетия была присоединена к Чечне и образована Чечено-Ингушская автономная область, которая 5 декабря 1936 года стала Чечено-Ингушской АССР (ЧИАССР). В апреле 2013 года в селе Аршты произошло столкновение между ингушскими и чеченскими силовиками, шесть ингушских полицейских были ранены, говорится в справочном материале "Кавказского узла" "Территориальные споры между Ингушетией и Чечней".

Главы Чечни и Ингушетии в равной степени не заинтересованы в территориальных конфликтах и хорошо взвесили принятое решение, уверен политолог.

"И Кадыров, и Евкуров перед принятием решения [хорошо] подумали. Конечно, найдутся люди, которые будут протестовать, это нормально. Очевидно, что решение принято под [контролем] федеральной власти", - заключил Малашенко.

Новости, касающиеся границы между Чечней и Ингушетией, собраны "Кавказским узлом" на тематической странице "Как Кадыров Чечню укрупняет".

Автор:
источник: корреспондент "Кавказского узла"