Матери задержанных в Дагестане молодых людей рассказали о произволе силовиков

Участницы пресс-конференции в представительстве правозащитного центра "Мемориал" в Махачкале рассказали об обстоятельствах задержания своих сыновей, подозреваемых в незаконном хранении оружия и участии в НВФ. По их словам, дела в отношении молодых людей сфабрикованы, а признательные показания они давали под пытками.

Пресс-конференция на тему "Фабрикация уголовных дел в Махачкале и Каспийске", на которой выступили родители девяти молодых людей, подозреваемых в совершении преступлений по статьям 222 и 208 УК РФ, состоялась 8 февраля в махачкалинском представительстве правозащитного центра "Мемориал". Участники мероприятия заявили, что хотят обратить внимание высшего руководства страны на произвол силовиков в Дагестане, передает корреспондент "Кавказского узла".

Статья 222 Уголовного кодекса РФ предусматривает наказание за "незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов". Статья 208 УК РФ предусматривает наказание за организацию незаконного вооруженного формирования или участие в нем.

В марте и сентябре 2017 года в Каспийске и Махачкале были задержаны молодые люди, которым, по словам их родных, были подброшены патроны и взрывчатые вещества, рассказал в начале пресс-конференции руководитель дагестанского отделения "Мемориал" Сиражудин Дациев. Он также отметил, что близкие задержанных считают, что уголовные дела в отношении них сфабрикованы, следствие ведется с нарушениями и в отношении задержанных применяются незаконные действия.

Дациев рассказал, что в марте 2017 года в Махачкале были задержаны семеро молодых людей, которые работали в мебельном цеху в поселке Альбурикент.

Владелец этого цеха и отец одного из задержанных Муцалали Муртазалиев заявил на пресс-конференции, что его сына пытали, требуя оговорить себя и своих друзей, что сотрудники силовых структур незаконно проникли к ним в дом и провели обыск.

"27 марта в 08.00 мск группа вооруженных людей в масках ворвались к нам домой. Спросили, где живет мой сын Муртазалиев Омар. Я сказал, что он живет тут. Эти люди никакие документы нам не показали, не показали также и ордер на обыск. Не дав нормально одеться, всех домочадцев вывели на улицу и сказали, что мы укрываем террористов. Только после этого всего мне предъявили ордер на обыск и задержали моего сына", - рассказал Муцалали Муртазалиев.

По его словам, сотрудники правоохранительных органов сообщили, что сына отвезут в райотдел, но на самом деле отвезли в другое подразделение.

По словам мужчины, когда он стал выяснять, куда отвезли сына, сотрудники правоохранительных органов задержали его и сутки держали в райотделе, а на следующий день признали виновным в совершении мелкого хулиганства, оштрафовали на 500 рублей и отпустили.

Муцалали рассказал, что во время обыска в комнату его глухонемой дочери оказались подброшены пакет с патронами и самодельным взрывным устройством.

"Пакет был спрятан в диван. Он каждый день открывается и закрывается. Этого пакета там не было и быть не может. В нем были патроны и самодельное взрывное устройство. Это они сами подбросили его туда и даже не разобрались, чья это комната, подумали, что там живет Омар. Во время обыска понятыми были наши соседи. Когда они начали обыск, никого туда не пускали, и за это время они все что угодно могли туда подложить. Во время обыска они, кроме этого пакета с патронами и СВУ, якобы нашли еще черный флаг ИГИЛ*. Во время проведения этих мероприятий они пугали моих домочадцев, угрожали, направляя на них оружие, толкали", - рассказал Муцалали Муртазалиев.

По его словам, Омар под пытками подписал признательные показания. Позднее Омар через своего адвоката передал письмо, в котором указал, что его пытали током, избивали, угрожали, что "отца потеряют, мать убьют, а жене подкинут пояс шахида, и он, не выдержав всего этого, взял на себя вину".

Как рассказал Муртазалиев, несколько месяцев его семье не давали повидаться с задержанным сыном. Он уверен, что это делалось для того, чтобы они не увидели на его теле следы пыток, но на суде они видели, что у Омара на руках были характерные следы от пыток электрическим током, порезы в районе глаз, он был очень подавлен и держался за живот.

Мужчина также рассказал, что к его сыну не допускают адвоката, свидания разрешают с большим трудом и на несколько минут. Также Муртазалиев рассказал, что следствие отказывается проводить повторную медицинскую экспертизу.

"Первую медицинскую экспертизу по ходатайству нашего адвоката провели только через полтора месяца со дня задержания Омара. Конечно, за это время следов от пыток почти не осталось, но все же экспертиза выявила, что у него на руках есть какие-то повреждения, но не указано, что это последствия пыток электрическим током. Они преподнесли все так, как будто это характерные повреждения, полученные во время работы в столярном цеху. Мы ходатайствовали о повторной медицинской экспертизе, но нам было отказано в ее проведении", - рассказал Муртазалиев.

По его словам, дело Омара передано в суд и уже проведено четыре судебных заседания. Задержанный и его сын состояли на профучете. Муцалали Муртазалиев  рассказал, что у них религиозная семья, что сын его был очень активным и призывал людей придерживаться норм ислама.

Понятые приехали вместе с правоохранителями

Написат Магомедова, мать Ислама Магомедова, который работал в столярном цеху у Муцалали Муртазалиева, рассказала, что ее сыну тоже подбросили патроны.

"25 марта 2017 года к нам домой пришли люди масках с оружием..., зашли в комнату моего сына, а нас вывели. Когда выходила невестка, (то она) увидела, что в комод в комнате моего сына один из сотрудников что-то подложил. Она начала кричать, я пришла и велела ему убрать то, что он туда положил, но сотрудник вышел из комнаты, закрыл дверь и сказал, что без понятых и следователя туда никто не войдет. Сразу пришел следователь и двое мужчин, которые представились понятыми. Как я поняла, они привезли их с собой, и после окончания обыска эти якобы понятые уехали вместе с силовиками на их же машине. Своих понятых вызвать нам не разрешили", - рассказала Написат Магомедова.

По словам женщины, когда она отказалась подписывать протокол обыска, в котором было указано, что у нее дома были обнаружены патроны, сотрудники силовых структур пригрозили, что они задержат и второго ее сына. Только тогда женщина подписала протокол.

Сабигат Деньгаева рассказала, что ее сына увезли в неизвестном направлении и только на следующий день они узнали, в каком подразделении он находится. Женщина рассказала, что на свидании сын признался, что его под пытками заставили подписать признательные показания. Как и Исламу Магомедову, ему тоже вменяют 222-ю и 208-ю статьи.

Также Сабигат Деньгаева рассказала, что адвоката, которого они наняли сыну, до избрания меры пресечения к нему не допускали. Женщина рассказала, что ее сын состоял на профучете.

Хозяину квартиры силовики сказали, что взорвут дверь, если он не откроет

Мазейфат Фезлиева, мать Ислама Фезлиева, рассказала, что ее сын тоже работал в столярном цеху у Муцалали Муртазалиева, и что ему были подброшены патроны и взрывчатое вещество.

По словам женщины, ее сын 23 марта 2017 года вышел из дома в магазин за детским питанием и пропал. Она искала его несколько дней, подала в полицию заявление о пропаже сына и только через три дня адвокату удалось выяснить, что Ислама Фезлиева задержали.

"Мы узнали, что... его под пытками заставили подписать какие-то бумаги. Он сам даже не знал, что это за документы. Его пытали током, избивали, угрожали, что с нами сделают что-то нехорошее. Через пять дней после задержания моего сына к нам домой пришли с обыском. Мы снимаем квартиру, нас не было дома, и хозяин квартиры открыл дверь. Когда мы спросили его, почему он без нашего ведома открыл дверь, хозяин сказал, что иначе они собирались ее взорвать", - рассказала мать Ислама Фезлиева.

"Без нас и без наших понятых они провели обыск и якобы обнаружили за холодильником какой-то сверток с патронами. Они показали его хозяину и сказали, что нашли. Они сами его туда подбросили, потому что этого всего за холодильником не было. Мы там почти каждый день убираем и знаем, что ничего в этом месте не было. После всей этой операции они позвали хозяина квартиры и соседей и заставили их подписать какие-то бумаги. Что это за бумаги, они не знают", - говорит Мазейфат Фезлиева.

По ее словам, сыну тоже предъявлены обвинения по 222-й и 208-й статьям, он состоял на профучете, дело его рассматривается в суде.

Во время обыска Шуайбу Лабазанову угрожали оружием

Сын Валентины Лабазановой Шуайб Лабазанов тоже работал в столярном цеху у Муртазалиевых и был задержан в марте 2017 года. По словам матери, к нему домой пришли сотрудники силовых структур, не представились, никакие документы не предоставили и обыск проводили без ордера. 

"Вооруженные люди в масках, которые ворвались к моему сыну домой, показали ему какую-то бумажку и сказали, что «вот эти ребята дали против тебя показания». Больше никаких документов не представили. Мой сын пошел открывать им дверь, и они сразу повалили его на пол, жену и дочь из комнаты вывели на кухню. Как рассказала мне невестка, они толком обыск не проводили, в шифоньер не заглядывали, в ванную не заходили. Они потом привели понятых, зашли в комнату, подняли диван и сразу же достали оттуда какой-то пакет. Они нигде больше не смотрели, никуда не заглядывали, потому что они знали, что нигде ничего нет, потому что они сами все подложили", - рассказала на пресс-конференции Валентина Лабазанова.

По ее словам, понятой рассказал им, что после обыска в доме ее сына силовики ему сказали, чтобы он забыл все, что там увидел, иначе он тоже отправится за Шуайбом. По словам женщины, когда ее сын начал возмущаться по поводу того, что они какие-то действия в его квартире совершают без понятых, они пригрозили пристрелить его, если он не замолчит. Валентина рассказала, что, по словам ее сына, заранее подготовленные документы, которые ему предложили подписать сотрудники правоохранительных органов, он подписывать отказался, после чего его начали пытать током.

"Его сильно пытали, делали это до тех пор, пока он не подписал все, что ему сказали. Нас пять месяцев к нему не пускали. Из материалов дела мы узнали, что в доме у моего сына были обнаружены патроны, взрывчатое вещество и черный флаг. Это все мой сын в глаза не видел. Он был спортсменом, готовился к чемпионату России по вольной борьбе. Уже после его ареста мы узнали, что он состоял на профучете. Когда мы начали выяснять, почему его поставили на учет, в полиции нам сказали, что он общался с ребятами из столярного цеха, где работал, что якобы они - приверженцы экстремистских взглядов. Мой сын молился, соблюдал пост, длинную бороду не носил, в салафитскую мечеть не ходил", - рассказала Валентина Лабазанова.

Показания на задержанных в Каспийске мужчин дал обвиняемый в нападении на полицейских

Участие в пресс-конференции также приняли матери четверых молодых людей, которые были среди тех, кого массово задержали в Каспийске в сентябре 2017 года. Им также вменяют 222-ю и 208-ю статьи УК РФ. Матери молодых людей связали их задержание с нападением на полицейского, которое произошло в Каспийске 28 августа 2017 года.

28 августа на АЗС в Каспийске было совершено нападение на полицейских. Один сотрудник МВД получил смертельное ножевое ранение, второй выжил. Двое нападавших были убиты и впоследствии опознаны как 19-летние Ислам Абусалимов и Ислам Полатов, которые вместе работали в одном из ремесленных цехов. 29 августа стало известно, что в нападении участвовал третий человек, по данным следствия, 21-летний житель Каспийска, который был задержан.

Матери задержанных молодых людей сказали, что третий участник нападения на полицейских в Каспийске дал показания на них.

"20 сентября 2017 года, когда я возвращалась домой, у моих дверей уже стояли вооруженные люди. Они заявили, что пришли с обыском, представили какие-то документы, я их не читала. Я не открыла им дверь, сказала, чтобы сначала внутрь пустили моих соседей, чтобы они были понятыми. Силовики сказали, что пустят соседей. Я открыла дверь, они оттолкнули меня, и сами зашли в квартиру, никого туда не пускали. За это время успели подложить под диван пакет с патронами и железной трубкой", - рассказал Салимат Омарова, мать Шамхала Омарова.

Женщина рассказала, что ее сын с 2017 года состоял на профучете. Когда она пошла разбираться в полицию, чтобы выяснить, за что ее сына поставили на учет, ее уверили, что это ошибка, и что они его с учета снимут, но не сделали это. Также Салимат рассказала, что, несмотря на пытки, ее сын не подписывает никакие документы, не признает вину и из-за этого его дело не передают в суд. Она также рассказала, что даже в здании суда ее сына избивали.

"В очередной раз, когда моего сына привезли суд для продления меры пресечения, я слышала, как они ему угрожали и как они его били. Я потребовала, чтобы мне показали записи с камер видеонаблюдения, которые были установлены в суде, на них должно быть видно, как... бьют моего сына. Записи мне не показали, хотя я даже в прокуратуру пожаловалась", - рассказала Салимат Омарова.

В доме Тажудингаджи Гаджиева нашли патроны и гранату

Зулейхат Асильдерова, мать Тажудингаджи Гаджиева, рассказала на пресс-конференции, что ее сын тоже был задержан в сентябре 2017 года, и что он тоже подвергался пыткам.

"Мой сын был в гостях у своего отца. Туда приехала группа вооруженных людей в масках. Они вывели всех жителей дома на улицу, подкинули туда патроны и гранату и якобы потом обнаружили их при обыске. Меня там не было, это все со слов свидетелей. После этого забрали моего сына, его отца и дядю. Отца и дядю отпустили, а мой сын... под пытками дал признательные показания, что найденные в доме его отца патроны и гранаты принадлежат ему. Адвоката к нему допускают, но свидания нам запрещены. Следы пыток мы не видели, пока они не пройдут адвоката, к нему не допускали", - рассказала Зулейхат Асильдерова.

Женщина рассказала, что ее сын на профучете не состоял, салафитскую мечеть не посещал, никогда проблем с законом не было.

У Людмилы Магомедовой просили денег за перевод сына под домашний арест

У Людмилы Магомедовой были задержаны двое сыновей. По словам женщины, 30 августа 2017 года они поехали на спортивные соревнования, которые проходили в Каспийске. Оба ее сына мастера спорта.

"Они до спортивного зала не доехали. Маршрутку, на которой они ехали, остановила какая-то машина", - рассказала Людмила Магомедова.

По ее словам, там, куда отвезли ее сыновей, их развели по разным кабинетам.

"Старшего сына пытали, но через несколько часов отпустили. Он военнослужащий, женат. Младшего не отпустили, и на третий день, когда ему избирали меру пресечения, к нам пришел человек, представился адвокатом и сказал, что если мы сейчас же заплатим ему 200 тысяч, то сына отпустят под домашний арест. Когда я сказала, что у меня нет с собой этих денег, он нам сказал, что тогда мы его больше не увидим", - рассказал Магомедова.

"Позднее выяснилось, что, по версии следствия, мой сын во время пробежки по берегу моря нашел патроны и положил себе в карман. И что якобы полицейский патруль при проверке обнаружил у него эти патроны, и вместе с ними его доставили в отдел полиции. Дома обыска у нас не было, свиданий с сыном мне не дают. После четырех месяцев задержания ему стали вменять еще 208-ю статью. Дело наше в суд не передано еще", - рассказала мать задержанного.

Сын Наиды Джанхуватовой просил не нанимать ему адвоката

Наида Джанхуватова из Каспийска рассказала, что ее сын тоже стал жертвой произвола со стороны правоохранительных органов.

"6 сентября 2017 года вечером в квартиру, где живет мой муж, ворвались вооруженные люди в масках. В этот момент я с детьми тоже там была, хотя мы с мужем не живем вместе. Эти люди схватили моего сына за руки и начали его выводить из комнаты. Когда я с криками побежала к сыну, меня остановили, направили на меня автоматы и сказали, чтобы я остановилась, что иначе они откроют огонь. Я видела, как моего сына и мужа вывели в подъезд, в квартире находился мужчина в гражданской форме. Я видела, как он закрывал шкаф в прихожей. Мужу моему они предъявили документ, в котором было указано, что якобы он укрывает в этой квартире какого-то мужчину 1965 года рождения", - рассказала Наида Джанхуватова.

По словам женщины, сотрудники силовых структур заявили ее мужу, что "помимо мужчины, которого они разыскивают, он прячет в квартире еще что-то запрещенное".

"Они зашли в квартиру и начали обыск. Они без особого интереса осмотрели кухню и комнату и прямо накинулись на шкаф в прихожей. Они делали это очень уверенно, потому что они знали, что их коллега подложил туда что-то. Они нашли там какой-то пакет, в котором был рожок с патронами. Они сказали моему мужу, чтобы он взял рожок в руки и посчитал патроны. Когда он отказался, один из сотрудников сам насчитал. Они начали забирать сына. Муж начал спрашивать их, почему они забирают сына, что он тут не живет, что у него здесь нет прописки. Муж требовал, чтобы сына отпустили, забрали его самого, так как патроны и рожок обнаружили в его квартире, но они забрали сына", - говорит мать задержанного Арсена Джанхуватова.

Женщина рассказала, что после задержания под утро ей позвонил сын и сказал, что не знает, где он находится и просил не нанимать ему адвоката, чтобы не делать ему хуже. На следующий день после задержания адвокат нашла задержанного и, по словам матери, он был сильно избит. Арсен Джанхуватов сказал адвокату, что его пытали, и он, не выдержав пыток, дал признательные показания, сказал, что патроны, найденные в доме у его отца, принадлежат ему. Наида Джанхуватова также рассказала, что следствие по делу ее сына еще не завершено, и что дело не передано в суд.

Гамзат Гаджимагомедов больше не посещает салафитскую мечеть

Айна Гаджимагомедова из Буйнакска рассказала на пресс-конференции, что ее сына-инвалида детства Гамзата Гаджимагомедова сотрудники правоохранительных органов пытали с целью заставить его оговорить себя, и что ему тоже вменяют 222-ю и 208-ю статьи УК РФ.

"В сентябре 2016 года наш дом окружили. К нам ворвались вооруженные люди в масках и провели у нас дома обыск. При этом сначала всех вывели из дома, наших понятых тоже не пустили, они сами находились внутри дома, и потом они якобы обнаружили у нас в бельевом шкафу патроны и взрывчатый какой-то порошок. Когда мой сын начал кричать, что это они сами подбросили это все, что его отпечатков нет на этом найденном свертке, требовал адвоката, они начали ему угрожать, чуть ли не с кулаками набросились на него", - рассказала женщина.

По ее словам, после задержания сына пытали, и он, не выдержав, подписал признательные показания в том, что найденные у него дома патроны и взрывчатое вещество принадлежат ему.

Айна Гаджимагомедова рассказала, что ее сын состоял на профучете за то, что несколько лет назад посещал салафитскую мечеть в Буйнакске. По словам женщины, он перестал посещать салафитскую мечеть после того, как она объяснила, "что нехорошие разговоры ходят вокруг этой мечети".

Женщина рассказала, что сын последние несколько лет посещал только центральную мечеть Буйнакска, у нее есть характеристика от имама центральной мечети, где он подтверждает, что Гамзат все время посещал именно эту мечеть. Айна Гаджимагомедова также рассказала, что ей "намекали на деньги, чтобы вытащить сына", но у женщины нет таких средств. Она заявила, что у нее нет уверенности в том, что ее сын выйдет живым, что она боится жить в Дагестане.

Матери задержанных попросили забрать их дела у дагестанских правоохранителей

Все участницы пресс-конференции заявили, что обращались с заявлением о неправомерный действиях сотрудников правоохранительных органов в отношении их сыновей "во все инстанции, начиная от городской прокуратуры и приемной Владимира Путина". По словам женщин, ни на одно их обращение они не получили конкретный ответ, приходят одни отписки.

Также они заявили, что доверяют только президенту России Владимиру Путину и обратились к нему за помощь. Женщины заявили, что они не хотят, чтобы делами их сыновей занимались местные силовики. Они выразили недоверие всей республиканской власти и республиканской системе правоохранительных органов.

"Кавказский узел" следит за ситуацией в Дагестане и ведет хронику происходящих в регионе спецопераций, взрывов, обстрелов, нападений на силовиков и похищений людей.

* - "Исламское государство" (ИГ, ранее - ИГИЛ) признано террористической организацией и запрещено в России судом.

Автор:
источник: корреспондент "Кавказского узла"