Житель Дагестана заявляет о затягивании расследования убийства его невестки

Уголовное дело по факту расстрела полицейскими в 2006 году беременной Саният Магомедовой следственным управлением СКР по Дагестану намеренно растягивается. Об этом корреспонденту "Кавказского узла" заявил свекор убитой, житель Хасавюрта Маматхан Байсултанов.

«Я по собственной инициативе посетил старшего следователя СКР по Дагестану Рустама Баулова, который с 19 декабря 2010 года ведет процесс. Я ему сказал, что мне нужен конкретный ответ по делу, если процесс не будет доведено до логического конца мне только и остается уходить к боевикам. Баулов с высокомерной насмешкой ответил, что я могу поступать как угодно, а он будет вести себя, так как хочет», - рассказал  Байсултанов.

Он сообщил, что процесс приостанавливался одиннадцать раз, дело вели восемь следователей. «Могу перечислить всех поименно, но какой резон? Каждый следователь находил десятки причин, чтобы приостановить расследование. Я был недавно у руководителя Следственного комитета Дагестана Алексея Саврулина, надеялся, что хоть с его приходом что-то изменится. Напрасные надежды, он даже не принял меня», - констатирует Байсултанов.

По его мнению, процесс затягивается преднамеренно.

«Следователи прекрасно знают, что полицейские расстреляли ни к чему не причастную сноху и моего сына Гасана. Если дело дойдет до суда, их виновность будет полностью доказана. Поэтому следователи и тянут время, поистине рука руку моет», - утверждает Байсултанов.

Напомним, инцидент произошел 3 ноября 2006 года, когда в Хасавюрте шла спецоперация. Милиционеры окружили дом по улице Щорса, 83, где проживал сын Маматхана Байсултанова - Гасан Маматханов - вместе с беременной женой Саният Магомедовой. Милиционеры открыли огонь по женщине, которая ранним утром вышла из туалета, когда на крики жены и выстрелы выбежал муж, огонь на поражение был открыт и по нему. В результате он с тяжелыми ранениями в области сердца оказался в местной больнице, его жена скончалась на месте от полученных многочисленных огнестрельных ранений.

Уже на следующий день силовики заявили, что Гасан входил в группу боевиков "хасавюртовского направления", а его жена на предложение сдаться с криком "Аллах акбар!" стала вести прицельный огонь по милиционерам, двое из которых получили легкие ранения. В качестве ответной меры милиционерам и пришлось пустить в ход свое оружие.

В свою очередь родственники, соседи и очевидцы утверждали, что погибшие не имели никакого отношения к боевикам, а оружие было подброшено.

Впоследствии состоялся суд над Гасаном Маматхановым, который счел обоснованным доказательства только по части приобретения и хранения оружия, из которого якобы и стреляла Магомедова. Гасана приговорили к полутора годам лишения свободы в колонии-поселении. По мнению его адвоката Адильгерей Омаровой, суд не принял во внимание существенные доводы защиты - судебно-баллистическая экспертиза показала, что из предъявленного суду автоматического оружия выстрелы никогда не производились.

Та же экспертиза помогла выяснить, что сына и невестку Байсултанова расстреляли милиционеры Казбековского РОВД, а Магомедова скончалась от пуль из автомата, который числился за Анасом Сатираевым.

19 октября 2010 года прокуратура Дагестана, в очередной раз взяла под личный контроль это дело. Маматханов надеется, что виновные в смерти его жены понесут наказание.

"В течение четырех лет куда только я ни обращался, но мои усилия пока не дали никаких результатов, нередко мои жалобы возвращались к тем, на кого я и жаловался", - сетует Байсултанов.

1 декабря Маматхан Байсултанов посетил Следственный комитет, где его принял руководитель отдела по расследованию особо важных дел Абдурахман Алиев. Байсултанов тогда сообщил корреспонденту "Кавказского узла", что состоялся "обстоятельный разговор".

"Я посетил Алиева, потому что СК никак не реагировал на требования прокуратуры Дагестана об устранении нарушений, выявленных в ходе расследования факта расстрела моей невестки. Алиев сказал, что сам будет вести дело, на днях ему дадут ход, тогда и станут известны подробности инцидента", - говорил тогда Байсултанов.

Маматхан Байсултанов надеялся на позитивные сдвиги в ходе ведения дела. «Процесс тянется третий год. Заведено уголовное дело. Я, наверное, посетил все чиновничьи структуры, но воз, как говорится, и ныне там, хотя известны все обстоятельства трагедии», - рассказывал он в интервью корреспонденту «Кавказского узла».

Байсултанов и тогда высказывал претензии к работе следователя.

«После многочисленных обращений в Москву зимой вести дело поручили Баулову. Был определен и крайний срок - февраль 2011 года. Но в это время Баулов уходит на больничный лист на месяц. В марте он приступает к работе, на мои претензии Баулов попросил меня не поднимать шум, он торжественно поклялся, что передаст дело в суд через несколько дней», - сообщил Байсултанов. Однако этого так и не произошло.

«Баулов сказал, что нужно очередное, третье по счету, заключение судебно-медицинской экспертизы: мол, на черепе Саният есть входное отверстие пулевого ранения, но саму пулю не нашли, поэтому невозможно определить виновника смерти. Баулов добавил, что к такому же выводу он придет, если эксперты дадут заключение о том, что смерть наступила в результате осколочных ранений», - продолжил Байсултанов.

Байсултанов уточнил, что до сих пор не допрошен командир СОБР Казбековского района Анас Сатираев, который считается основным подозреваемым: «Я спрашивал у Баулова: почему до сих пор не опрошен Сатираев? Он мне заявил, что созванивался с ним, Сатираев, мол, обещал прийти на днях».

Старший следователь Следственного комитета РФ по Дагестану Рустам Баулов от комментариев отказался. А руководитель СКР по Дагестану Алексей Саврулин пока не дает комментариев.

Автор:
источник: корреспондент "Кавказского узла"