Кризис власти в Имарате Кавказ не помешает вооруженной борьбе боевиков, считают эксперты

Раскол в руководстве вооруженным подпольем на Северном Кавказе не окажет существенного влияния на тлеющий в регионе вооруженный конфликт.  В случае же разрешения внутренних противоречий сторонники Кавказского Эмирата будут способны совершить новую волну масштабных террористических актов. В этом едины эксперты и политологи, по разному оценивающие причины кризиса власти в руководстве экстремистов.

Как уже сообщал "Кавказский узел", 1 августа глава Имарата Кавказ (деятельность организации запрещена в России судом - прим. "Кавказского узла"Докку Умаров обратился с кратким посланием к амирам Дагестана, Ингушетии, Кабарды, Балкарии и Карачая с призывом дать присягу новому лидеру Асламбеку Вадалову. Свое решение Умаров обосновал тем, что «джихад должны возглавить более энергичные и молодые люди» и что он будет всячески помогать новому руководству. На видеозаписи, размещенной на сайте «Кавказ-центр» Умаров сидит на земле в лесном массиве, одетый в брюки цвета хаки и темно-синий свитер. Слева и справа от него находятся лидеры подполья Вадалов и Муханнад.

3 августа на том же ресурсе появился видеоролик, в котором Умаров опроверг предыдущее заявление и сказал, что «в сложившейся обстановке на Кавказе считаю невозможным сложить с себя полномочия амира Имарата Кавказ» (деятельность организации запрещена в России судом - прим. "Кавказского узла"). Умаров заявил, что предыдущее заявление было полностью сфабриковано и со здоровьем у него все в порядке. На этой видеозаписи Умаров сидит один в лесу, полностью одетый в полевую форму с короткими рукавами.

Появление этих двух видеообращений породило замешательство в рядах сторонников подполья. В итоге Хусейн Майлиев, считающийся полномочным представителем Кавказского эмирата, обвинил Мовлади Удугова, контролирующего этот сайт, в ошибочной публикации информации, которая предназначалась «только для внутреннего пользования». Майлиев сообщил о том, что в связи с этим инцидентом Удугов был освобожден от своих обязанностей в качестве главы информационно-аналитической службы Кавказского эмирата.

10 августа чеченские боевики и воюющие вместе с ними арабские наемники заявили о выходе из подчинения Доку Умарова. На видеообращении запечатлены порядка 30-40 боевиков. В первом ряду - Асламбек Вадалов и Хусейн Гакаев. Гакаев говорит, что Умаров "не может быть нашим амиром, потому что он получил от кого-то команду". Он выражает надежду, что "братья" тоже откажутся подчиняться Умарову. затем Вадалов и Муханнад заявляют о сложении полномочий наиба (заместителя – прим. «Кавказского узла») и амира Имарата Кавказ (деятельность организации запрещена в России судом - прим. "Кавказского узла"). Муханнад подтвердил, что чеченский сектор не будет придерживаться ранее данной присяги Умарову, но они «остаются в Имарате Кавказ» (деятельность организации запрещена в России судом - прим. "Кавказского узла").

Закаев: без чеченского подполья Кавказский эмират нежизнеспособен

"Доку Умаров давно уже ничего не контролирует, его действиями манипулируют другие люди. Это, в частности, и стало причиной отказа подчиняться ему чеченских боевиков", - заявил «Коммерсанту» находящийся  в Лондоне глава правительства самопровозглашенной Чеченской республики Ичкерия Ахмед Закаев.

После первых заявлений об отставке Умарова Закаев заявил, что своего лидера отстранили от командования подпольем бывшие соратники.

"Доку Умаров расколол отряды боевиков террористическими актами против мирного населения, скомпрометировал сторонников независимой Чечни и поэтому потерял доверие своих бывших соратников", - сказал Закаев.

По его мнению, без ключевых лидеров чеченских боевиков Имарат Кавказ (деятельность организации запрещена в России судом - прим. "Кавказского узла") обречен на неудачу.

Аналогичное мнение высказал эксперт по Северному Кавказу, руководитель общественной организации "Антитеррор" Руслан Мартагов. По его словам, "без чеченского крыла имарат (деятельность организации запрещена в России судом - прим. "Кавказского узла") не продержится".

Что же касается Умарова, то ему придется скрыться за границей, иначе «его если не российские силовики, то устранят свои же, чтобы освободить место для нового амира", считает Мартагов.

«Сейчас многое зависит от позиции амира Супьяна. Его мнение может стать решающим», – считает один из кавказских стрингеров «Ассошиейтэд Пресс», ингушский журналист Зураб Мархиев, имея в виду одного из наиболее авторитетных ветеранов чеченского подполья Супьяна Абдуллаева.

По словам Мархиева, кроме военных достижений, Супьян также известен, как алим – исламский ученый, благодаря чему он пользуется популярностью среди сторонников Имарата Кавказ (деятельность организации запрещена в России судом - прим. "Кавказского узла") как в Чечне, так и за ее пределами. Супьян Абдуллаев не выступил ни в одном из трех противоречивых видео обращений, распространенных руководством чеченских боевиков.

Тлисова: внутренняя структура Имарата не функционирует

По мнению обозревателя «Голоса Америки» Фатимы Тлисовой, ситуация в руководстве Имарата (деятельность организации запрещена в России судом - прим. "Кавказского узла") говорит о кризисе, который переживает его внутренняя структура. Одной из причин недоверия Умарову чеченские полевые командиры назвали то, что лидер Кавказского имарата назвал решение меджлиса (Маджлис уль-Шуры, высшего совещательного органа при амире Имарата Кавказ - прим. "Кавказского узла") о его отставке «фарсом» и решил остаться.

«В первых двух обращениях с участием Умарова о проведении меджлиса не сообщалось. В последнем видео Умаров не присутствует, его бывшие подчиненные заявляют, что это собрание всех «амиров вилайата Нохчийчой» (Чечни – прим. «Кавказского узла»), то есть, фактически, повторный меджлис. Согласно процедуре Имарата Кавказ (деятельность организации запрещена в России судом - прим. "Кавказского узла") решение о назначении или отставке лидера – амира – не может быть принято меджлисом одного региона, на собрании должны присутствовать амиры всех регионов или их представители. Это означает, что Доку Умаров формально остается лидером джихада на Северном Кавказе до тех пор, пока амиры Дагестана, Ингушетии, Осетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии не выскажут свою позицию», - пишет Тлисова.

 

Отметим, что вскоре после сложения полномочий чеченскими амирами и их заявления о выходе из-под присяги Умарову валии ингушского и дагестанского секторов Имарата (деятельность организации запрещена в России судом - прим. "Кавказского узла") выступили с заявлениями в поддержку Умарова и о своей верности данной ему присяге, призвав всех амиров последовать их примеру. Заявления были опубликованы на сайтах соответствующих вилайятов Имарата (деятельность организации запрещена в России судом - прим. "Кавказского узла"). Объединенный вилайят Кабарды, Балкарии и Карачая пока не обозначил своей позиции подобными заявлениями. Неизвестна также позиция вилайята Ногайская степь (этот вилайят соответствует территории Ставропольского края).



Малашенко: Умаров – лицо джихада


Финансовую подоплеку разворачивающихся внутри Кавказского эмирата событиях усмотрел эксперт по Северному Кавказу из Московского центра Карнеги Алексей Малашенко.

«Человек достаточно серьезный и влиятельный дал интервью, в котором высказался по поводу своих болезней, а спустя два дня заявил, что интервью было фальсифицировано. Эта непоследовательность наводит на мысль: что-то там неладно в этом эмирате Кавказ и вообще среди кавказских исламистов. Кого-то Доку Умаров не устраивает. Есть версии, что, как и во всяком таком локальном исламистском движении, возник вопрос: а за что, собственно, ведется борьба?», - заявил Малашенко в эфире Радио «Свобода».

«Почему же он сначала отказался, а потом дал задний ход? Возможно, кто-то другой ему сказал: останься, ты нас устраиваешь именно в таком качестве – как глобальный борец. Ведь, не исключаю, под глобальный джихад платят деньги и, наверное, немалые», - говорит Алексей Малашенко.

По мнению обозревателя швейцарского агентства ISN Саймона Сараджяна, эмиры Ингушетии, Дагестана и Кабардино-Балкарии хотели воспрепятствовать возвышению Вадалова, и поэтому они передали видеообращение об отставке Умарова порталу «Кавказ-центр» для того, чтобы поставить в неловкое положение Умарова и заставить его отказаться от своего решения.

Отставка Умарова могла бы ослабить позиции экстремистов, ведущих борьбу на Северном Кавказе, в глазах западных поставщиков материальных средств, а также других спонсоров, и это могло бы привести к сокращению финансирования, материальной поддержки и вербовки новых сторонников, считает Сараджян.

«В конечном счете Умаров – этот последний известный полевой командир, который не только работал в ичкерийском правительстве как секретарь Совета безопасности и директор Национальной службы безопасности в тот момент, когда Чечня была де-факто независимой, но и воевал, занимая командные посты, в двух чеченских войнах», - говорится в материале ISN.

Латынина: за перестановками в руководстве Имарата стоит «Аль-Каида»


Журналист Юлия Латынина обращает внимание на роль иорданца Халеда Юсуфа Мохаммеда аль-Халитата по прозвищу Муханнад. После смерти Абу Хафса в 2006-м Муханнад стал главой арабских моджахедов в Чечне, а с 2007 года – заместителем военного амира Магаса, которого в июне 2010 года захватили в плен спецслужбы.

«Фактически Муханнад – представитель «Аль-Каиды» в Чечне», - пишет Латынина на страницах «Ежедневного журнала». И именно близким сотрудничеством с Муханнадом обязан своему временному провозглашению новым лидером Имарата Кавказ (деятельность организации запрещена в России судом - прим. "Кавказского узла") Вадалов. В качестве примера Латынина приводит «прославившие Асламбека два года назад налеты на чеченские села, во время которых у села ставился блокпост и убивались все милиционеры».

В то же время Ахмед Закаев уверен, что Москва хитростью заставила Умарова с его радикальными исламистскими взглядами ещё больше укрепить этот образ.

«Там нет никакой “Аль-Каиды” и никогда не было никакой “Аль-Каиды”, — заявил Закаев в интервью Reuters. — Доку, с его высказываниями о том, что Чечня — это часть мирового джихада ... его использовали, чтобы убедить Запад, что у России те же проблемы, что и в Афганистане, в Ираке и других странах мира».

Схожих взглядов придерживается адвокат из Дагестана Расул Кадиев, пользователь Живого журнала kadievrasul, по мнению которого спецслужбам удалось сломать принципы, по которым жило вооруженное подполье. По его мнению, "стабильность общества "лесных" поддерживается за счет хорошей работы социальных лифтов, когда рядовой со временем почти гарантированно может стать командиром или амиром. Подтверждение этому сводки МВД об уничтожении "вновь назначенных" амиров".

"Похоже, что спецслужбы поняли это и решили нанести удар по основам лесного братства. Докку Умаров вернувшись обратно сломал социальные лифты и противопоставил единоличную власть представительной демократии. (ситуация осени 93 года С Верховным советом и Ельциным)", - рассуждает пользователь ЖЖ.

Мальсагова: Умаров – слабый лидер

«В попытке смены командования вооруженным подпольем эксперты по Северному Кавказу усматривают отсутствие того авторитета, которым до Умарова обладали его предшественники. Второе, что ему вменяют в вину – это его излишняя осторожность и отсутствие личной инициативы. Басаеву, при всей его отрицательности, нельзя было отказать в полном пренебрежении к опасности. Умаров же довольствуется тем, что время от времени делает громкие заявления после очередного теракта и грозит новыми», - пишет Роза Мальсагова в своем материале, опубликованном "Русской службой RFI".

«Сохраняя руководство своим собственным отрядом, Умаров также избегал проведения крупных операций, требующих привлечения многих десятков боевиков. Вместо этого Умаров публично брал на себя ответственность за акции, организованные лидерами соседних (террористических) сетей, и призывал к дальнейшему проведению нападений. В этой представительской роли и роли вдохновителя он, конечно же, может быть заменен», - предполагает Саймон Сараджян.

В то же время Ахмед Закаев считает Асламбека Вадалова сторонником умеренного крыла вооруженного подполья. "Асламбек Вадалов, в отличие от Доку Умарова, свободен от влияния идеологов ваххабизма и с ним можно разговаривать, что мы и собираемся делать", - считает Ахмед Закаев.

Напомним, что сам Закаев был приговорен шариатским судом Имарата Кавказ (деятельность организации запрещена в России судом - прим. "Кавказского узла") к смертной казни.

Отметим, что на фоне конфликта в руководстве подполья боевики Умарова взяли на себя ответственность за произошедший 9 августа взрыв на юго-западе Москвы на крыше гаражного бокса «Газпрома». «Москва и Санкт-Петербург являются нервными центрами российской экономики, и мы намерены так или иначе атаковать эти центры», - говорится в заявлении боевиков.

Преодолев кризис, подполье станет сильнее, считают эксперты

Обозреватель Роза Мальсагова, уверена, что кризис власти внутри Имарата Кавказ (деятельность организации запрещена в России судом - прим. "Кавказского узла") существенно не изменит ситуацию на Северном Кавказе, поскольку методы силовиков мало отличаются от того, как действуют боевики.

«Вот «лесные братья» и имеют постоянное пополнение своих рядов и главное свое оружие – идеологию, где объединяющим стержнем является установления шариатского правления на Кавказе и отделение Кавказа от России. А если все-таки конфликтующие лидеры боевиков договорятся между собой, ситуация на Кавказе может в разы ухудшиться. Президентские выборы 2012 года не за горами, а здесь уж точно надо ждать новой волны террора», - размышляет Мальсагова.

Саймон Сараджян обращает внимание на внешние факторы, способствующие нестабильности на Северном Кавказе. «Олимпийские игры 2014 года, которые будут проводиться в соседнем черноморском курорте Сочи, могут потребовать от террористических сетей усиления их активности хотя бы для того, чтобы доказать, что они являются прочной и важной силой», - пишет журналист.

Дополнительной угрозой, по мнению Сараджяна, является «устойчивое улучшение ситуации» у сторонников джихада в Афганистане, Ираке и на Ближнем Востоке, что может подтолкнуть их к активной деятельности на Северном Кавказе.

В то же время в России до сих пор не до конца понимают суть «мрачного трагизма кавказских событий», считает Алексей Малашенко.

«Российские масс-медиа, иронически комментируя чехарду заявлений Умарова, очень мало говорят о том, что заявления делает человек, держащий в руках оружие и собирающийся это оружие, судя по его последним высказываниям, применять и впредь», - констатирует эксперт.