Родные жителя Малгобека Гатагашева сообщают об угрозах в его адрес со стороны милиции

Отец одного из убитых в Ингушетии милиционеров объявил кровную месть семье находящегося в розыске жителя Малгобека Артура Гатагашева, утверждает мать Гатагашева Пятимат Кузикова.

Как пояснила женщина, ее сын Артур Гатагашев 1975 года рождения находится в розыске в связи с терактом в магазине в селе Сагопши 4 июня. Об этом ей и другим родственникам Артура сообщил начальник малгобекского ОВД Нухажир Евлоев.

"У нас вся улица - свидетели, что мой сын был в этот день у родственника на нашей улице, весь день во дворе просидел, никуда не выходил, - рассказывает Пятимат Кузикова. - После этого взрыва нам стало известно, что начальник ОВД Малгобека назвал в числе виновных моего сына. Он сказал, что тех, кто виноват, он сам лично поймает и убьет. Кроме того, он рассказал об этом отцу одного из убитых милиционеров, Костоеву. Тот пришел к нам и по ингушским законам объявил нам кровную месть".

По словам женщины, и ее сын, и другие родственники, мужчины Гатагашевы, поклялись на Коране, что Артур весь день 4 июня находился дома и к преступлению непричастен.

Кузикова сообщила, что 8 июня домой к семье Артура приехали федеральные и местные силовики, представившиеся сотрудниками ФСБ.

"Слава Богу, в тот вечер моего сына не было дома. Снова оцепили квартал, ворвались в дом. Я настаивала, чтоб показали документы, спрашивала, на каком основании? Они не отвечали, только спрашивали, где Артур. А потом прямо сказали, что приехали его уничтожить. Его жене, моей снохе, говорили, как жалко ее, и детей жалко - они без отца останутся: "У нас есть приказ его уничтожить". Все они были в масках", - рассказывает Пятимат Кузикова.

По ее словам, Артура они не нашли, но теперь звонят с угрозами его супруге. "25 июня ей позвонили и потребовали, чтобы она явилась в ФСБ, грозились силой привезти. Кто конкретно звонит, я не знаю, потому что номер этот сразу же выключили, мы пытались перезвонить, но не смогли", - говорит женщина. Она считает, что прикомандированные федералы из ФСБ по Ингушетии, получают всю информацию о людях, их адресах, местах работы и семьях от местной милиции.

"Я опасаюсь за жизнь Артура. Он не может прийти домой. Он бы сам пришел в милицию, если б знал, что его не будут мучить, как братьев Цечоевых, задержанных якобы по подозрению в этом же теракте", - отмечает Пятимат Кузикова.

Корреспонденту "Кавказского узла" так и не удалось связаться с Нухажиром Евлоевым и задать вопросы относительно того, что уже третья семья (Цечоевы, Гандалоевы и теперь Гатагашевы) заявляет о незаконных методах задержания и следствия, которые практикуют его подчиненные.

Тем временем у Пятимат Кузиковой есть предположение, почему силовые структуры разыскивают ее сына: в 2008 году Артур уже был осужден, и теперь власть, по ее словам, "не может оставить в покое человека, попавшего в ее поле зрения".

"Дело, по которому тогда осудили сына, было сфабриковано, - утверждает женщина. - В феврале 2008 года он ехал в Назрань из Малгобека и по пути взял пассажира. Недалеко до Назрани их остановил патруль для проверки. Обыскали. У парня того оказался в кармане пистолет. Его задержали и оставили на сутки в отделении. Потом его отпустили, а машину моего сына оставили у себя для экспертизы, чтобы узнать, перевозили ли в ней оружие. А когда мы приехали забирать машину, Артура задержали, а мне сказали, что мои дети террористы и у нас будет обыск".

Впоследствии к дому Пятимат действительно приехали с обыском. "Старшему сыну, который был со мной, на шею надели цепь и водили впереди себя по нашему двору. Обыскали весь дом и двор, ничего не нашли. А когда следователь писал протокол, к нему подошел кто-то из них и что-то шепнул на ухо. А перед этим все мои домашние - деверь, снохи - видели, как этот же военный зашел в кладовую комнату с черным пакетом в руках и положил его там. И тогда начальник сказал, чтобы обыскивали снова", - рассказала Пятимат Кузикова.

По ее словам, родственники предложили взять понятыми кого-то из соседей, но федералы ответили, что понятыми будут их же солдаты.

"Вытащили пакет и сказали, что изъяли его у нас. Там была какая-то деревяшка, сверху к ней примотан телефон, а посредине - гвоздь. Они все это принесли на кухню, где сидели дети, положили на стол и, как они сказали, обезвредили", - вспоминает Пятимат. Затем ей сказали, что это было взрывное устройство.

Это происходило в ноябре, а незадолго до этого во Владикавказе взорвалась "Газель". Артура задержали якобы по подозрению в этом взрыве.

"Но мой сын во время взрыва был в Самаре. Тем не менее, его арестовали. Он просидел месяц в заключении на территории Осетии. Там все убедились, что он ни в чем не виноват. Его собирались отпустить. Но из Ингушетии моментально приехали другие следователи и забрали его. В итоге ему дали год за хранение оружия, восемь месяцев из которого он просидел под следствием. Вскоре его выпустили. Ничего нового не предъявили", - сказала Пятимат Кузикова.

Несмотря на это, добавила она, к ним стал часто приходить участковый, который убеждал ее сына, что тому надо приходить отмечаться к участковому, уведомлять, когда куда-то едет, оставлять телефон, адрес. "Но его если выпустили, то он уже не должен никого уведомлять. Однако мы не стали спорить с участковым, тем более что Артур никуда и не ездил", - говорит женщина.

"А в начале мая 2010 года к нам приехали сотрудники ФСБ. Опять оцепили квартал. Было раннее утро, подняли с постели детей. Моему внуку четыре года. Он еще с того раза, как первый раз ворвались к нам, перестал разговаривать. Жена сына из-за всего пережитого, заболела онкологическим заболеванием. Мы боимся за свою безопасность и жизнь", - заключила Пятимат Кузикова.

Отметим, что похожую историю рассказал и Мовлат Цечоев, дядя братьев Цечоевых, задержанных в Ингушетии за административные нарушения.

8 июня утром к его племянникам, по словам Мовлата, ворвались люди в камуфляжной форме и масках, которые долгое время "хозяйничали во дворе". "В результате поисков они нашли две "лимонки", глушитель, взрывчатку и мобильный телефон с проводами. Все это они же и подбросили. При этом не было участкового, не было представителей местной власти, все прошло без понятых. Потом они привели пожилых соседей, чтобы те в качестве понятых подтвердили найденное", -  рассказал корреспонденту "Кавказского узла" Мовлат Цечоев.

"Люди в преклонном возрасте все подписали, - добавил Цечоев. - Моих племянников забрали как подозреваемых в теракте в Малгобеке, что произошел 4 июня, хотя есть свидетели, что в момент его совершения они были в мечети".

Напомним, что в течение нескольких дней после задержания к братьям не пускали адвоката, зато дважды вызывали скорую помощь Беслану Цечоеву, который находился в критическом состоянии после пыток электрическим током и избиений.

«Кавказский узел» следит за развитием событий в Ингушетии и ведет хронику происходящих там терактов, обстрелов и похищений.

Автор:
источник: корреспондент "Кавказского узла"