«Коабитация» по-армянски. Разделение властей через 5 месяцев после революции: ресурсы и инструменты в противостоянии

Немного теории. Опыт Грузии

Под словом «коабитация» (сожительство) в обычной жизни понимают то, что на русском долгое время было принято называть «гражданский брак», то есть незарегистрированный брак. В политике «коабитацией» как правило называли ситуацию, когда президент принадлежит к другой партии, чем парламент.

Такая ситуация неоднократно складывалась во Франции, где президент очень влиятелен как политический институт, но после неудачных парламентских выборов он может столкнуться с оппозицией. Во Франции такая ситуация имела место регулярно в период с 1986 по 2002 гг. В США президента, который в последний период своей деятельности сталкивается с оппозицией в Конгрессе, называют «хромой уткой».

На Южном Кавказе это слово стало известно всем в 2012 году, когда избранный парламент и правительство, которое было назначено этим парламентом, вынуждены были сосуществовать с президентом Саакашвили. Однако грузинская «коабитация» скорее была формой, в рамках которой осуществлялось примирение старых и новых властей и обеспечивалась толерантность новых к старым, что поддерживалось со стороны иностранных партнеров Грузии.

Но поскольку этот процесс был очень жестко заданным, в том числе и по срокам, фактически речь шла об убывающей власти одних и прибывающей – других, причем хронология в виде одного года была всем понятна, полноценной коабитацией этот период так и не стал, это не был какой-то более-менее статичный формат, но процесс, до начала которого вся власть была у Саакашвили, а после его окончания у него власти не осталось, разве что в следовых количествах.

Кроме того, к примеру, во Франции коабитацией называют все же сосуществование дееспособных институтов, способных конкурировать и противостоять друг другу, по меньшей мере на формальном уровне. В Грузии же, ставшей парламентской республикой (также это был процесс, занимавший год), такого равновесия не было. Президент мог даровать гражданство, помиловать, издавать указы, которые потом отменялись и так далее, но не мог влиять на исполнительную власть.

Поэтому грузинский опыт «коабитации», возможно, пусть и спорно, показал пример неоднозначного сожительства разных сил во власти страны, но соответствующую традицию не создал. Кроме того, я бы не фиксировался на обязательном противостоянии президента и парламента, поскольку тогда коабитацией можно было бы назвать и период, когда Маргвелашвили вышел из-под подчинения Иванишвили, но ни о каком балансе сил говорить невозможно.

Опыт Армении в 1999-2000 гг.

Определенный опыт подобной «коабитации» имела и Армения. 30 мая 1999 года прошли выборы парламента, на которых победил блок «Единство» под руководством Вазгена Саргсяна и Карена Демирчяна. Вазген Саргсян стал премьер-министром, Карен Демирчян стал главой парламента, в значительной степени (но не целиком) они сформировали правительство и начали давить на президента Роберта Кочаряна. Президент мог в то время полноценно опираться лишь на партию «Дашнакцутюн», а с блоком «Единство» сотрудничество было для него не очень удобным.

Эта попытка могла привести к интересным результатам, реальному разделению властей и так далее. Однако 27 октября произошел теракт в армянском парламенте, когда были убиты ряд парламентариев, а также лидеры блока «Единство» - премьер-министр и глава парламента. Парламент оказался дезориентирован. Попыткой перегруппироваться стало выдвижение в политику ближайших родственников убитых – Арама Саргсяна (брата премьера) и Степана Демирчяна (сына спикера).

Однако характер и авторитет по этой линии не передался и еще через полгода новое правительство было побеждено Кочаряном, который смог за это время разбить блок «Единство» и превратить его в аморфную массу. Депутаты хотели объявить ему импичмент, но опасались роспуска парламента, то есть президенту сильно помогла конституция 1995 года, по которой президент имел чрезвычайно широкие полномочия. Опыт Армении оказался неудачным, в первую очередь в том, что касалось формирования традиции разделения властей, поскольку начавшийся было процесс физически был прерван через 5 месяцев, а еще через полгода – и юридически.

Армения в апреле-октябре 2018 года

С начала апреля нынешнего года Никол Пашинян с небольшой группой сторонников начал шествие к Еревану, куда прибыл к 13 апреля. 17 апреля бывший (до 9 апреля) президент Серж Саргсян был назначен премьер-министром, таким образом подтверждая переход к парламентской модели. Однако правительство Сержа Саргсяна стало очень недолгим – 23 апреля он ушел в отставку, а 8 мая новым премьером стал Никол Пашинян. Пашинян создал пеструю коалицию из «Гражданского договора», технократов, Дашнакцутюн и Процветающей Армении, а также партнеров по блоку «Елк», однако даже вместе с покинувшими ряды РПА депутатами, они не имели большинства, достаточного для проведения любых необходимых мер.

Парламент остался в руках противников Пашиняна, во фракции РПА осталось 50 человек, 8 стали независимыми депутатами, 9 представляют «Елк» (5 из них – из «Гражданского договора»), 31 – Процветающую Армению, 7 – АРФ «Дашнакцутюн». На графике ниже представлен состав парламента на сегодняшний день (справа – РПА).

В правительство не вошел никто, так или иначе аффилированный с РПА. Однако на 1 октября, правительство представляло собой коалицию, представляющую 47 из 105 членов парламента при еще восьми независимых депутатах, которые могут голосовать за проекты ГД. На самом деле, оторвав еще троих депутатов от РПА, Гражданский договор мог бы сформировать временное, пусть и неустойчивое большинство и в парламенте. Однако слишком высокий процент за Пашиняна на ереванских выборах сделал позиции Дашнакцутюн и «Процветающей Армении» очень уязвимыми, а позицию Пашиняна – непримиримой, что привело к распаду рыхлой коалиции и де-факто формированию старой коалиции – РПА-ППА-АРФД. Видимым выражением этого стало голосование в парламенте 2 октября, когда эта коалиция смогла собрать 67 голосов, что достаточно много. (Сейчас в парламенте 104 человека, поскольку неаффилированный бывший республиканец Феликс Цолакян, стал министром чрезвычайных ситуаций). См.

При сохраняющемся высоком рейтинге Пашиняна, это окончательно завело ситуацию в тупик, когда у каждой из сторон остаются в арсенале шаги, которые можно назвать условно «антинародными» и «антиконституционными» с той разницей, что даже формальная реализация «антинародных» шагов осложняется их низкой легитимностью. К примеру, в данном случае с большой вероятностью регуляции не будут подписаны президентом, но будут отправлены на проверку соответствия в Конституционный суд. По рейтингу Пашиняна можно посмотреть:

Однако, оставшись без поддержки АРФД и ППА, Пашинян оказался в очень явно очерченной ситуации «Пашинян vs элита». Говоря об элите, можно говорить об элите из разных сфер, естественно, в первую очередь, политической, но также экономической, также из разных других сфер, не исключая военную, где многие генералы опасаются репрессий после парламентских выборов. Также нельзя сказать, что творческая элита поддерживает новую власть, что в том числе вызвано некоторым пренебрежением в их отношении со стороны власти. С церковью отношения не задались из-за движения «Новая Армения – новый католикос». И так далее – очень видимым выражением этого стал отказ всех трех президентов участвовать в мероприятиях по празднованию дня независимости чуть более двух недель назад. Не стоит списывать со счетов и тот факт, что элиты других стран, партнеров Армении (речь далеко не только о России), скептически относятся к происходящему.

Ресурсы и инструменты в противостоянии

На стороне Никола Пашиняна, как уже было сказано, подавляющее большинство избирателей. Таким образом, антиэлитное восстание в Армении продолжается и продолжает набирать ход. Линия разлома проходит фактически в виде Никол Пашинян (+ значительная часть организаций гражданского общества) + избиратели vs элиты. Элиты очевидно в меньшинстве, если говорить о количестве сторонников. В общем-то они сейчас оголены и остались почти без сторонников. Но если говорить об организационных ресурсах, то их совокупные ресурсы сопоставимы с ресурсами исполнительной власти, то же касается финансовых ресурсов. Поэтому чем более они оказываются загнанными в угол, тем больше они готовятся «дать бой». Один из эпизодов, возможно, самый зрелищный, можно было наблюдать 2 октября, но в политическом смысле, пожалуй, не менее важен распад коалиции, зафиксированный 3 октября.

Напоследок, я представлю таблицу, где будет сопоставлено влияние сторон на те или иные государственные и общественные институты, позицию этих институтов. Я выставлю оценочные баллы по десятибалльной шкале влиянию каждой из сторон на указанный институт и сопровожу их пояснениями. «Старой» и «Новой» властью я называю старое и соответственно новое руководство исполнительной властью, упрощенно, представителей Саргсяна и Пашиняна. Кроме того, представленная ниже таблица очень схематична, тогда как в реальной жизни каждый человек, являющийся частью того или иного института, может сделать выбор на основании собственных предпочтений, интересов и соображений, и лояльность его той или иной политической группе не является чем-то неизменимым.

Влияние противостоящих групп на те или иные институты в Армении

 

РПА / элиты

Пашинян / ГД

Исполнительная власть (правительство и связанные с правительством ведомства)

1 (на данный момент лояльных РПА людей в правительстве на уровне министров или заместителей не осталось или почти не осталось)

8 (помимо собственных кадров, беспрекословно подчиняющихся Пашиняну, в правительстве есть представители «Светлой Армении» и «Республики», а также технократы)

Законодательная власть (парламент)

6 (РПА остается в состоянии проводить свои инициативы, а также блокировать инициативы Пашиняна при крайней необходимости. Однако в случае развала ситуативного сотрудничества с ППА и АРФ, она может потерять эту способность. Кроме того, она не способна противостоять большинству инициатив Пашиняна и фокусируется только на политически значимых)

4 (основным инструментом влияния на парламент для Пашиняна осталось уличное давление, а также правовое давление. Помимо случаев противостояния, парламент не занимается подрывом инициатив Пашиняна и все еще существует возможность договориться)

Президент (представительские функции)

3 (президент был «назначен» Сержем Саргсяном, сам представляет крупный бизнес, однако свои деньги заработал за рубежом, также не имеет близких связей с кем-либо в Армении, поэтому и был подобран на эту должность)

6 (несмотря на внешнее по отношению к Пашиняну происхождение на этой должности, президент старается сохранять хорошие отношения с Пашиняном для поддержки своих карьерных возможностей и высокого рейтинга)

Органы безопасности (полиция, СНБ)

2 (у элит нет прямого влияния на силовые структуры, но используя финансовый ресурс и недовольство в кругах этих структур, определяемое снижением их статуса в последнее время, прошлые власти могут иметь на них некоторое воздействие)

7 (они через своих руководителей напрямую подчиняются Пашиняну. Однако вряд ли кадровый состав, на протяжении десятилетий заточенный на противостояние Пашиняну, может быть полностью лояльным ему, особенно до завершения политического противостояния. После событий 2016 года и революции сами эти органы очень ослаблены)

Правовая система / судебная власть

7 (на своих должностях остались генпрокурор Давтян и глава КС Товмасян. Большинство судей назначены при прошлой власти, которая сохраняет значительное влияние на правовую систему страны)

3 (Пашинян контролирует министерство юстиции и следственный комитет. Имея в руках полномочия силовых структур, может влиять на судей, но большинство представителей судебной власти были назначены до революции)

Армия

3 (прямого влияния прошлая власть на армию не имеет, но учитывая опасения, существующие в армии, существует риск ее политизации в какой-то момент)

4 (армия по конституции находится вне политики, что не позволяет использовать ее как инструмент в политической борьбе. Министр обороны и глава ГШ назначены Пашиняном, но из-за риска уголовных преследований и понижения статуса армии, лояльность части высшего руководства может быть под вопросом)

Органы местного самоуправления

4 (РПА сохраняет позиции в большинстве муниципалитетов страны, в том числе в Гюмри и Ванадзоре)

5 (власть в Ереване уже принадлежит сторонникам Пашиняна. Также, после 2 октября были уволены большинство губернаторов; новые назначенцы будут полностью лояльны премьеру)

Крупный бизнес

7 (большинство представителей крупного бизнеса Армении стали таковыми в прошлые 20-25 лет и сохраняют определенную лояльность прошлым властям, подкрепляемую также их опасениями относительно возможностей «раскулачивания» после парламентских выборов. Особенно плохо относятся к новой власти представители крупных международных добывающих и инфраструктурных компаний, действующих в Армении)

3 (имея исполнительную и судебную власть, можно «надавить» на бизнес, минимизируя его возможность по поддержке оппонентов, что использовалось в прошлом. Многие олигархи вошли в соглашение с Пашиняном. Однако полностью лоялен ему только Хачатур Сукиасян «грзо»).

Диаспора

4 (у РПА низкий рейтинг был не только в Армении, но и в диаспоре. Крупный бизнес из диаспоры уже настроен против новой власти, но имел многочисленные возможности при старых властях)

4 (в армянской диаспоре Пашиняна поддерживают представители шоу-бизнеса, а также общины выходцев из Армении. Старая диаспора, а также российская диаспора, менее восторженно относится к Пашиняну)

Внешние связи

5 (представители Армении в ПАСЕ, Народной партии ЕП, а также значительная часть дипкорпуса были назначены старой властью. Россия пока сохраняет скептическое отношение к новой власти, что также является условным ресурсом старых властей)

5 (министерство иностранных дел подчиняется Пашиняну, однако он хочет заменить многих послов, назначив туда более лояльных людей. Представители Армении при международных организациях назначены старыми властями. Вместе с тем, значительную роль в формировании внешнего облика Армении играет сам Пашинян, а также президент Армен Саргсян)

СМИ и экспертное сообщество

4 (существенная часть медийного сообщества находится во владении представителей РПА и связанных с ними лиц и теперь формирует негативный облик новой власти. Многие эксперты, в прошлом работавшие с властью или государством, в т.ч. разными ГНКО, теперь остались за бортом в связи с закрытием экспертных и аналитических центров, в т.ч. бывшего центра по информации при президенте. Скептически относится и часть академического сообщества)

5 (СМИ, бывшие в прошлом оппозиционными, довольно многочисленны, теперь стали поддерживать власть, в частности, Пашиняна. То же касается части экспертного сообщества. Однако Пашинян также получил контроль над государственными информационными ресурсами, некоторые нейтральные в прошлом ресурсы теперь склоняются в сторону Пашиняна)