Революционное правительство против парламента и наоборот. Что произошло 2 октября в Ереване?

План действий каждой из сторон

Я описал ситуацию, сложившуюся во внутренней политике Армении ко второму октября как политический тупик. Подробнее см. по ссылке. Вкратце суть противостояния заключается в том, что сталкиваются не только две политические силы, но и две философии ведения политики – одна закулисная, другая – публичная, одна обладает законодательной властью, другая – политической, а также владеет улицей, то есть имеет народную поддержку, одна представляет элиту (можно сказать «старую» элиту), другая представляет контрэлиту, которой еще предстоит сформироваться в элиту.

Уровень народной поддержки пока невероятно высок. Общенациональный опрос – рейтинг одобрения Пашиняна 92%. Столкнулись разные цели – цель одной силы состоит в максимально возможном удержании власти – другой – в ее взятии. Наконец, столкнулись интересы, выражающие эти цели – один состоит в максимальном оттягивании выборов, а по возможности в их непроведении, а второй – в скорейшем их проведении.

По конституции, сильно ограничены возможности роспуска парламента. Самой простой из них является отставка Никола Пашиняна и неизбрание нового премьера дважды. Каждые выборы премьера проводятся примерно через неделю. Таким образом, нужно две недели – и тогда могут быть назначены новые выборы. Никол Пашинян опасался, что РПА попытается избрать «своего» премьера, отстранив Пашиняна от власти. Тогда ситуация возвращается к апрелю нынешнего года и ему вновь придется давить на парламент и исполнительную власть одновременно на фоне постепенно нарастающей усталости людей от непрекращающейся политической борьбы.

Поэтому он поставил задачу не допустить реализацию этого сценария. По его плану, он должен иметь твердые гарантии, что РПА действительно не смогут избрать своего премьера. Для этого он решил закрыть здание парламента силами митингующих или полиции, и таким образом физически воспрепятствовать этому голосованию на протяжении двух недель. Уход в отставку должен был состояться после окончания саммита Франкофонии в Ереване, то есть к 15 октября, а к 1 ноября таким образом формально парламент был бы распущен и выборы были бы назначены на срок через 30-45 дней, то есть в интервале между 1 и 15 декабря.

Этот сценарий стал известен РПА, которая, как я уже писал выше, имела свой план, который тоже стал известен Пашиняну. Здесь я сделаю маленькое отступление относительно терминологии. Говоря «РПА» мы должны понимать, что по сей день партией управляет Серж Саргсян. То есть противостояние Саргсяна и Пашиняна на самом деле еще не закончено в практической плоскости. Вместе с тем, РПА все-таки уже утвердившаяся партия с несколькими известными депутатами и спикерами и определенная форма коллективного влияния на решение там есть. Говоря «Пашинян» я конечно имею в виду его партию, но его личный фактор выражен куда сильнее. Революционный блок без Пашиняна не будет в состоянии организовать какой-либо среднесрочный план действий, поэтому фактор личности Пашиняна гораздо более выражен.

Возвращаясь к РПА – партия подготовила законодательные поправки к закону «О регламенте Национального Собрания». Однако на этот раз она сумела договориться с представителями «Процветающей Армении» и АРФ «Дашнакцутюн», которые увидели, что Пашинян ведет дело к тому, чтобы оставить их на обочине. Несмотря на то, что парламент действует в условиях, когда его поддерживает меньшинство, определенный, а для таких условий – очень высокий уровень партийной дисциплины в рядах РПА сохранился и партия считала, что может провести необходимый законопроект. Суть поправок к регламенту состояла в том, что если сложилась чрезвычайная ситуация или депутатам воспрепятствовали в участии в голосовании, то голосование не считается несостоявшимся, а считается прерванным, с возможностью продолжить. Таким образом, «счетчик» двух недель в дни недопуска депутатов к пульту голосования не будет действовать. Эту поправку подготовили для принятия 1 октября, но ее принятие отложили до 2 октября для того, чтобы провести консультации с Пашиняном.

Неудачные переговоры 2 октября

Днем 2 октября в парламенте всё было готово для принятия новых регуляций и состоялись переговоры Пашиняна и представителей РПА (главы парламента Ара Баблояна и главы фракции Ваграма Багдасаряна) относительно переноса даты выборов на декабрь. Основной пункт аргументации Пашиняна состоял в том, что до тех пор, пока не пройдут выборы, он не сможет эффективно реализовывать внешнюю политику и привлекать инвесторов. РПА оспаривала эти пункты.

Основные пункты позиции, почему надо отложить выборы до мая-июня со стороны противников Пашиняна заключались в том, что если выборы провести сейчас, то с учетом общественного мнения, Пашинян одержит разгромную победу, что откроет путь к диктатуре в Армении. К маю РПА считала возможным обеспечить подготовку выборов, однако судя по той хронологии, которая предлагалась, в действительности, они пытались затянуть выборы еще на год – там и принятие закона о партиях, и закона о выборах, и Венецианская комиссия, и конституционные положения. Это не было приемлемо для Пашиняна.

На самом деле оба мнения достаточно весомы и имеют под собой основу. И поразительно, как быстро стороны поменялись местами, ведь пока исполнительная власть была в руках РПА, это они апеллировали к внешней политике и экономике, а Пашинян будучи в оппозиции апеллировал к внутренней политике. Это хорошо бы помнить всем, потому что это не столько связано с конкретной политической силой или политическим деятелем, а с позицией в политическом процессе – это власть или оппозиция.

Представители РПА хотели договориться на то, чтобы отложить выборы на полгода и была готова обсудить обещание не выбирать своего кандидата, хотя в этом смысле доверие между сторонами было практически на нуле и поэтому Пашинян счел, что переговорами он не может добиться своего и объявил своим оппонентам, что покидает переговоры.

Здесь необходимо сказать про несовпадение коридоров ожиданий и возможностей. РПА, считая, что законодательная власть находится в ее руках, считала программой-максимум избрание своего премьера, а программой минимум проведение выборов в мае-июне 2019 года. Пашинян считал, что рассматриваться вариант о назначении республиканского премьера вообще не может, программой-минимум он раньше считал проведение выборов в апреле-июне, а программой-максимум – проведение выборов в декабре или еще раньше. Это означало возможность проведения выборов в апреле-июне, поскольку компромисс обоих программ-минимум позволял это. Однако здесь следует учитывать, что позиция Пашиняна была обеспечена куда основательнее – у него есть силы, чтобы добиваться своей позиции, а РПА может апеллировать только к законам (что и делает), да и там позиции не безупречны.

Исходя из позиции своих соратников, политических соображений, а также высокого результата на выборах мэра Еревана, он ужесточил свою позицию и назначение выборов на декабрь сделал практически ультимативной целью. РПА продолжала считать, что их программа-минимум это выборы в мае-июне. Пространство для компромисса радикально сузилось, если не сказать, что пропало. Как я уже говорил, я считаю, что РПА сильно переоценивала свои возможности – возможно уступка в виде проведения выборов до июня, но к примеру, в марте, еще дала бы возможность для диалога, но это не обязательно.

Необходимо учитывать, что то, что парламент не разогнан силой, Пашинян и его сторонники считают уступкой, тогда как РПА считает, что он не мог и не должен был поступать по-другому. В этом смысле существует несовпадение в ресурсах – Пашинян на переговорах выступает как сильная сторона, тогда как РПА – не смирилась с ролью слабой стороны. Наконец, Пашиняну известно, что все, кто в прошлом вступали в обстоятельные переговоры с Сержем Саргсяном, от этих переговоров теряли политический вес и ничего не приобретали, поэтому он на это не пошел ни в апреле, ни в мае, ни в октябре.

РПА действительно думала о том, как бы ослабить Пашиняна или избавиться от него, и это было известно самому Пашиняну. Среди вариантов рассматривалось «протянуть зиму», а после зимы рейтинг Пашиняна почему-то должен был упасть, возможно к тому моменту у Пашиняна должны были начаться экономические и внешнеполитические неурядицы и РПА была бы в состоянии эффективно критиковать его. Ну и как максимально возможный вариант – отстранение Пашиняна от власти полностью – странно, что они не понимали, насколько это абсурдно с учетом нынешней картины общественного мнения.

Пашинян призывает сторонников собраться, парламент голосует

Когда Пашинян понял, что договориться с РПА не сможет (а по мнению РПА просто сорвал переговоры), он покинул парламент. Он по-прежнему не хотел, чтобы РПА провела свою регуляцию. Депутаты от партии «Гражданский договор» Лена Назарян и Айк Конджорян изъяли карты из электронных устройств голосования всех депутатов. Фракция «Елк» в полном составе бойкотировала заседание парламента.

Однако парламент все же собрался на внеочередное заседание с тем, чтобы проголосовать за этот законопроект. Учитывая условия, были некоторые процедурные нарушения. Пашинян вышел в прямой эфир по соцсети «Фейсбук» и призвал сторонников собраться у здания парламента, чтобы воспрепятствовать голосованию. Пашинян заявил, что эти поправки мешают роспуску парламента, что очевидно, кроме того, он назвал эти действия контрреволюцией, партии, поддерживающие поправки контрреволюционными, а депутатов, которые проголосуют по ним – контрреволюционерами. Моментально по 200 человек со стороны пр. Баграмяна и со стороны ул. Демирчяна собрались вокруг парламенте.

В парламенте поправки были приняты 67 голосами «за», без единого голоса «против», поскольку те, кто были против, бойкотировали заседание. В парламенте на данный момент 50 депутатов РПА, 31 депутат «Процветающей Армении», 7 депутатов от «Дашнакцутюн». 8 депутатов РПА покинули фракцию в прошлом. Из 88 проголосовали 67, примерно 20% из них – удаленно – по расписке. Фактически, 21 депутат уклонился от этого, в том числе 4 из 7 дашнаков, более двух третьих от «ППА» и большинство от РПА. Пофамильный список проголосовавших существует в бумажном виде.

Приток людей к месту происходящего продолжился и в течение примерно сорока минут там собралось около восьми тысяч человек. Призывов перекрыть движение не было (полиция теперь в руках самого Пашиняна), поэтому до последнего движение старались не перекрыть, но вскоре людей стало так много, что движение перекрылось автоматически.

(фото автора)

Через еще полчаса, у парламента было уже около 20 тысяч человек, и в дальнейшем это число оставалось в целом стабильным, иногда возрастая, но учитывая, что многие приходили на короткий промежуток времени и уходили, одновременно там находилось порядка 25 тысяч человек, возможно в отдельные моменты превышая это число. Ввиду отсутствия фиксированного пространства, посчитать точнее не получается.

Митингующие вошли во двор парламента

Скорость, с которой собирались люди, была очень высокой, мобилизация была просто фантастической. Однако наиболее мотивированные пришли в самом начале, тогда как в конце были и откровенные «зеваки». Заполнилось людьми пространство перед двором парламента, одновременно собрались люди у задних выходов парламента со стороны Демирчяна, кроме того, примерно к 21-00 заполнился и весь двор Академии наук. Там выступил Никол Пашинян, озвучив свою позицию относительно происходящего.

(фото hetq.am)

Пашинян вновь надел кепку с надписью "Духов" и в присутствии всех однопартийцев и новоизбранного мэра Еревана выступал перед публикой. Теперь уже там присутствовали журналисты "Первого канала".

(фото hetq.am)

Вскоре Пашинян направился к парламенту, вошел во двор – и дал приказ охране открыть ворота парламента перед публикой. Охрана парламента подчиняется СНБ, СНБ подчиняется Пашиняну, так что это не представляло большой трудности. Огромное число людей вошло во двор парламента, число желающих войти (а потом и выйти) было так велико, что на протяжении еще двух часов у всех открытых ворот была «пробка».

При этом Пашинян призвал, чтобы двор парламента оставался невредимым, не говоря уже о самих депутатах. Как мы видели, митингующие следуют его призывам, поэтому люди старались ходить только по дорожкам, не переходя на газоны, по крайней мере пока это было возможно. Не было попыток войти в само здание (естественно, у каждых ворот стоят вооруженные люди). Люди не вступали в споры с охраной парламента. Тем не менее, порядка четверти собравшихся во дворе парламента регулярно выкрикивали агрессивные и нецензурные лозунги в адрес некоторых республиканцев. Особенно доставалось Армену Ашотяну, меньше Эдуарду Шармазанову и Арпине Ованнисян, изредка упоминали Баблояна, остальных вроде и вовсе не упоминали.

(фото собственное)

Появились постеры «HHK heracir», т.е. «РПА уходи», люди облепили двор парламента, в особенности со стороны входа и на лестницах. Сначала там продолжался митинг Пашиняна, но спустя некоторое время он зашел в парламент. Многие фотографировались, делали селфи. Самым обсуждаемым вопросом было, что «мы вошли во двор парламента», иногда добавляя, что это «впервые после 1996 года». Кроме того, даже «голубые воротнички» и безработные сидели во дворе и всерьез обсуждали вопросы конституционного порядка, регламента Национального собрания, внутриполитическую ситуацию, что выглядело вновь

(фото hetq.am)

Политическое продолжение и последствия

В парламенте Пашинян находился около двух часов. Он сказал республиканцам, что пришел оповестить их о сложившейся ситуации, ясно давая понять, что это не переговоры. Пашинян ожидал, что они дадут обещание, что не будут пытаться избрать своего премьера, но твердых гарантий он пока не получил. Однако помимо «оповещения», Пашинян продолжал спорить с республиканцами, по их словам, там было 30 человек, задавших около ста вопросов.

(фото собственное)

Как мне кажется, обе стороны продемонстрировали крепкие нервы – вести политическую деятельность, когда тысячи стоят под окном, нелестно упоминая твое имя, должно быть нелегко, особенно, зная, что нет сторонников. Пашинян один отбивался от обвинений десятков депутатов, продвигая свою повестку.

Как только прошло голосование, а Пашинян созвал митинг, стало понятно, что правительство в нынешнем формате коалиции прекращает существовать и в нем останутся только члены «Елка». Никол Пашинян во время митинга объявил об увольнении министров-дашнаков и процветающих. Но Дашнакцутюн, кажется, даже успела объявить об отставке своих министров. Мгер Григорян, единственный компетентный технократ из «процветающих» объявил, что не собирается уходить из правительства и готов покинуть партию. Поэтому он остался в составе правительства, а остальные были уволены, причем документы по этому поводу Пашинян подписал прямо на митинге. Также были уволены 6 губернаторов, также представляющих эти партии.

Приведя людей во двор парламента, Пашинян сыграл мускулами, показав, что все еще способен организовывать массовые акции. Однако он все равно получил удар в виде поправок к регламенту национального собрания. Пашинян призвал президента Армена Саргсяна не подписывать эти поправки и направить в Конституционный суд для проверки соответствия их конституции. Вполне возможно, что так оно и будет. В действительности, Армену Саргсяну сейчас важнее всего поддержать отношения с Пашиняном, тогда он будет президентом, за исключением случая, когда будет изменена система правления обратно на полупрезидентскую. Однако Конституционный суд вполне может одобрить поправки, поскольку перенос заседания в случае технической невозможности его проведения в данном случае представляет собой политическую коллизию, но не правовую.

***

Обычно, обсуждая правовые нюансы в политике, я, следуя Искандаряну, говорю, что я политолог, а не юрист. Детали оформления сделки или фиксации существующего политического статус-кво не столь важны, когда понятно, какие политические условия существуют – юристы найдут правильную форму, чтобы зафиксировать результат. В последнее время в этом смысле было особенно сложно отбиваться, поскольку юридические проблемы очевидны, но не менее очевиден и политический расклад, который сегодня настолько выпукл, что способен обеспечить себя любой юридической базой. Я по-прежнему придерживаюсь этого мнения.

Сейчас Пашиняну «мешает» саммит Франкофонии, который должен пройти в Ереване 7-12 октября, и его уход в отставку до этого нецелесообразен, поскольку тогда практически некому будет принимать международных гостей. Кроме того, резкие действия во внутренней политике тоже нецелесообразны. В Ереван впервые приедет одновременно 26 глав государств и 83 международные делегации и сейчас любое обострение может привести к срыву саммита или по крайней мере каких-то из мероприятий, которые должны быть его частью. Это также оттягивает время, когда он может подать в отставку – как я уже писал выше, это будет не раньше 15 октября.

Послесловие. Образы происходящего

Глядя на происходящее вокруг парламента и правительства, у меня постоянно возникало три образа/аналогии:

  • Гордиев узел
  • Английская революция
  • Разряд молнии

Раз уж "Гордиев узел" и "Английская революция" аналогии исторические, а посему логичные, то начну с разряда молнии. Разряд молнии ударяет там, где есть разность потенциалов - положительно заряженная атмосфера и отрицательно заряженная земля при появлении грозовых облаков дают разряд. Такое ощущение возникло у меня при наблюдении баталий вокруг армянского парламента - старые власти, апеллирующие к праву и имеющие преимущество на этом поле, и новые власти, апеллирующие к общественному мнению и имеющие преимущество на своем поле. Пока легислативный ресурс старых властей заземляет ресурс легитимности новых властей, ситуация в тупике. Однако не вполне безупречная ситуация на правовом поле и чересчур явное доминирование новых в общественном мнении постепенно продавливают ситуацию в пользу вторых - и как только происходит торможение в этом процессе, происходит разряд, пример которого мы видели 2 октября.

По поводу Гордиева узла все проще - РПА довольно успешно нагружает процесс смены власти бюрократическими проволочками, превращая его для Пашиняна в почти неразрешимую проблему. Однако Пашинян решил этот узел не распутывать, а перерубить позавчерашней акцией. Впрочем, эта попытка еще не дала окончательного результата.

Что касается Английской революции, то тут все вышло наоборот. В середине XVII века английский парламент представлял "прогрессистские" силы, а исполнительная монархическая власть - "ретроградов". Парламент в итоге победил, хотя эта победа далась тяжело всем, в том числе и всей Англии. Впрочем, сейчас в Армении именно парламент стал пристанищем "ретроградов", тогда как "прогрессисты" в правительстве. И это занятно наблюдать - то, что произошло 2 октября это как маленькая сцена английской революции наоборот. В первую очередь занятно именно потому, что противостоят две ветви власти страны, а не только две политические силы. Хотя я до сих пор и писал в основном о Пашиняне и РПА, это противостояние, естественно лишь видимая часть айсберга, тогда как в глубине там очень много слоев противостояния, о которых было сказано в самом начале.