Два новых «фейка» из экономической сферы: растущая эмиграция и подорожание

Проблема неадекватности оценки данных и фактов остается там же, где и была. Теперь, правда, искажение «видят» другие люди и СМИ, но принципиальных изменений в этом смысле нет. Пожалуй, пока у нас не будут еще со школ учить математической логике, работе с источниками и данными, такие проблемы будут регулярными. Итак, за последнее время два фейка активно распространялись по соцсетям.

Согласно первому, из Армении в действительности имела место масштабная эмиграция после «Бархатной революции».

Изначально спор был о том, верны ли слова Никола Пашиняна, сказанные им на митинге, в частности, что с 10 мая по 14 августа в страну въехало на 30 000 человек больше, чем выехало, в то время как в прошлом году за тот же период было -6 000 человек. В ответ было высказано мнение, что в действительности эмиграция выросла, только это влияло не на сальдо пассажиропотока, а на сальдо пассажиропотока граждан Армении, в результате чего в апреле-июне 2017 года из Армении выехало 38 тыс. граждан, а в апреле-июне 2018 года – 44 тыс. граждан.

Для начала скажем, что статистические ведомства не предоставляют ежедневные данные в открытом доступе, их собирают пограничные службы. Это означает, что проверить на основании открытых данных слова Никола Пашиняна невозможно. Но очевидно ему были предоставлены закрытые данные. Во-вторых, обращает на себя внимание тот факт, что есть явное несоответствие рассматриваемых сроков. Пашинян говорит о 10 мая-14 августа, его критики о 1 апреля-30 июня. В-третьих, говоря о миграции, данные пассажиропотока можно использовать для оценки миграции на ПМЖ только по итогам года. Уже по этой причине размышления о росте эмиграции это фейк.

Представленные цифры можно интерпретировать по-разному, но та интерпретация, которая была дана – абсолютно неверна. Почему в апреле-июне было негативное сальдо динамики движения граждан? Начну с вывода. Дело в трудовой миграции. В этом году было определенное смещение сезона. Сезон трудовой эмиграции начался позже, чем обычно. После 2014 года, когда рубль заметно обесценился, а также санкций в отношении России, которые расширяются каждые три месяца, сезонная миграция заметно сократилась. Вполне возможно, что в этом году люди вообще ждали, что будет и поэтому не ехали до апреля.

Далее. В апреле всегда фиксировалось отрицательное сальдо трансграничных пассажироперевозок. В 2013 году -32 тыс., в 2014 году -37 тыс., в 2015 году -29 тыс., в 2016 году -39 тыс., в 2017 году -28 тыс. и примерно столько же должно было бы быть в 2018 году. Это не имеет прямого отношения к революции. Тренды трудовой миграции могут оказаться даже более устойчивыми, чем политика. Но поскольку в январе-марте 2018 года трудовая эмиграция была практически на нуле, скорее всего по внешним (российским) причинам, то в апреле-июне она должна была подрасти так, чтобы в итоге суммарно была сопоставимой с цифрами прошлого года.

В итоге, в 2017 году за первые полгода из Армении выехало на 37.6 тыс. больше людей, в том числе на 75.6 тыс. человек по армянским паспортам. В 2018 году эти цифры составили -6.2 и -50.8 тыс. чел. соответственно.

Что это вообще означает? Разница между гражданами и негражданами в 2018 году несколько больше, чем в 2017 году. Это означает, что в страну въехало больше неграждан; поскольку речь идет о летнем сезоне, понимаем, что речь о туристах. Кроме того, каждый год накапливается определенная ошибка, поскольку некоторые люди, имеющие двойное гражданство, выезжают по одному паспорту, а возвращаются по другому. В особенности это касается тех, кто летает с пересадками.

Каким было размер трудовой миграции в 2017 году? Поскольку количество уехавших по итогам года составило 27 тысяч человек, то примем, что за первые полгода это -13.5 тыс. чел., то есть половина. То есть, 64 тысячи человек выехали на сезонные работы и вернулись в конце года. В этом году мы цифр об эмиграции не видим, но мы видим, что на данный момент на сезонные работы выехала 51 тысяча человек. Это не только означает, что сократилась трудовая эмиграция (что, опять же, во многом, вызвано внешним фактором), но и то, что с большой вероятностью, заметно сократилась и постоянная эмиграция. Большая разница в притоке иностранцев может означать также иммиграцию.

Напоследок, сальдо в авиационном трансграничном пассажиропотоке за последние 12 месяцев составляет +46.7 тыс. чел. Из них за последние три месяца +43.5 тыс.

Фейк, таким образом, состоит в том, что ситуация, когда эмиграция существенно снизилась и возможно фиксируется нетто-иммиграция, представляется в противоположном ключе. С цифрами можно играть по-разному, но не следует забывать конечной цели и из всех представленных цифр находить одну, которая изменилась в нужном направлении и на ее основании строить целую теорию.

Второй фейк – о росте цен на потребительском рынке из-за введения 20% НДС на товары местного сельского хозяйства при продаже в местных супермаркетах.

Я не знаю, насколько правда то, что местные товары начали по этой причине уступать иностранным в конкуренции на местном же рынке. Такое действительно теоретически может происходить в какие-то моменты, но быть вызвано целом рядом факторов. Например, если драм сохраняет высокую стоимость, а евро, лира, рубль и лари дешевеют, то армянские товары как внутри страны, так и вне ее, становятся менее конкурентоспособными. Во-вторых, льготу по налогам имели, как я понимаю, только крупные местные магазины и сети. Прочих магазинов это не касалось. То есть, если вы покупали на рынке, в маленьких магазинах и так далее, то для вас ничего не изменится.

Но самое главное – это то, что роста цен нет. Мне скажут – пойди в любой магазин или на рынок и сравни цены с прошлогодними. И действительно, это можно сделать. Есть определенный набор продуктов, которые подорожали, в том числе сильно. Каждый год такое происходит. Одной из причин этого является интеграция с мировым рынком. В частности, в этом году: Экспорт овощей и фруктов из Армении вырос на 67,7% до 121 295 тонн, превысив прошлогодний годовой объем. При том, что производство сельскохозяйственной продукции пока что выросло на значительно меньшую величину (за январь-июль это 4.6%), надо понимать, что большее количество продуктов было экспортировано и меньшее осталось на местном рынке. Кроме того, весь чистый прирост пошел на экспорт. А если производство и экспорт соотносятся как 100:10, то прирост производства на 5 единиц и прирост экспорта на те же 5 единиц при сохранении потребления на старом уровне в 90 единиц, приведет к росту производства на 5%, а экспорта – на 50%. И здесь никакой загадки нет. Это же, кстати, касается и существенной части дискуссий о реэкспорте в 2016 году (хотя по части помидоров и ряда других вещей все было верно).

Итак, на местном рынке продуктов осталось чуть меньше, но чем шире присутствуют на местном рынке иностранные продукты и/или чем шире присутствуют местные продукты на иностранных рынках, тем больше цены будут входить в соответствие. А цены в Армении на фрукты и овощи как ни крути, существенно ниже, чем в большинстве развитых стран, а также по сравнению с Россией.

Однако в действительности, рост цен имеет место по отдельным, не особо значимым позициям. 10 августа вышла публикация по индексу цен в январе-июле (на армянском).

Пойдем по списку некоторых продуктов питания.

Товар (группа товаров)

Июль 2018 к июлю 2017 года

Июль 2018 к апрелю 2018 года

Все продукты питания

101.0%

90.4%

Хлеба и крупы

98.6%

100.1%

Мясо

107.6%

98.8%

… Говядина

117.8%

98.3%

… Птичье мясо (курятина и пр.)

92.1%

96.8%

Рыба и морепродукты

107.3%

100.8%

Молочные продукты, сыр и яйца

99.5%

95.3%

Масло

129.9%

100.7%

Фрукты

87.4%

81.9%

Сухофрукты

119.0%

103.0%

Овощи

99.0%

55.0%

Картофель

96.1%

65.1%

Сахар

83.2%

92.4%

Детская еда

101.4%

100.3%

 

Выводы. Конечно, сравнивая июль с апрелем нельзя не учитывать сезонный фактор – в июле уже поспевает урожай и продукты дешевеют. Это в особенности касается фруктов, овощей и картофеля, из приведенных здесь. Но есть продукты, которые не имеют выраженной сезонности – это в первую очередь мясо. Мясо подешевело. Курятина продолжила удешевление, а говядина, резко подорожавшая во второй половине 2017 года, начала медленно дешеветь. Как было бы без новых налогов, не знаю, но факт в том, что фиксируется общее удешевление. Есть ряд других товаров, таких как сахар, где также фиксируется долгосрочное удешевление, в том числе после революции и сбора НДС.

В определенный момент даже я заметил подорожание, но это оказалась ложная тревога. Подорожание сезонных продуктов питания происходит не очень равномерно, естественно есть такие, которые дешевеют (например, яблоки), а есть и такие, которые дорожают (например, арбузы). Кроме того, возросший (а по отдельным позициям почти двукратно) экспорт вносит дисбалансы в сроки попадания продуктов на армянский рынок, поскольку первый урожай может быть сразу отправлен на экспорт.

Однако в целом рост цен не только в норме, но и ниже общей инфляции. Тогда как уровень инфляции в июле 2018 года был 102.3% к июлю 2017 года, по продуктам питания – 101.0%, то есть, в относительном выражении продукты питания подешевели относительно потребительской корзины, которая по большинству остальных позиций подорожала на 4%.

Почему люди склонны замечать подорожания там, где их нет? В этом году уже такое было, в начале года (там, правда, было несколько больше оснований). На мой взгляд, дело в том, что информация проходит эмоциональный фильтр. Подорожание ассоциируется с угрозой/риском. И тут включается совсем другое мышление, человек становится более склонным подбирать подтверждающую его мировоззрение информацию.