Европейская vs евразийская интеграция в социологии стран Южного Кавказа

Содержание (можно нажимать на ссылки, чтобы перейти на соответствующий раздел)

Отношение к евразийской интеграции.

Членство в Европейском Союзе.

Европейская vs Евразийская интеграция. Грузия и Армения.

Членство в НАТО – Грузия, Армения, Азербайджан.

В последний месяц были опубликованы результаты нескольких социологических опросов, где затрагивались вопросы отношения к внешней политике, в первую очередь, к интеграции. Рассмотрим их по очереди.

Для начала скажем, что не все результаты опросов можно сравнивать друг с другом, но кое-где это сравнение возможно, в первую очередь там, где задавался один и тот же вопрос, то есть была одинаковая методология. И даже если их проводили различные организации, их можно сравнивать, хотя и осторожно, учитывая возможные подводные камни.

Заранее скажу, что по Азербайджану, начиная с 2015 года не существует никаких социологических данных, по крайней мере, все известные мне опросы, которые проводятся регулярно, в Азербайджане не были проведены по причине настолько возросшей степени авторитаризма, что там уже препятствуют социологическим исследованиям. Поэтому у меня нет никакого представления о том, какие социологические тенденции в этой стране наблюдаются в последние три года. Будем надеяться, что в будущем Ильхам Алиев вновь разрешит проведение социологических опросов в Азербайджане, хотя уверенности никакой в этом нет.

Итак, по темам.

Отношение к евразийской интеграции

Примечание: вопрос задавался в следующем виде: «Беларусь, Казахстан и Россия объединились в Таможенный союз, который освободил торговлю между тремя странами от пошлин, и создали Единое экономическое пространство (по сути - единый рынок трех стран). Как Вы относитесь к этому решению?» (2012-2014), «Армения, Беларусь, Казахстан и Россия объединились в Евразийский экономический союз (по сути - единый рынок четырех стран). Как Вы относитесь к этому решению?» (2015), «Известно, что Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Россия объединились в Евразийский экономический союз (по сути – единый рынок пяти стран). Как Вы относитесь к этому решению?» (2016-2017).

На графике отражено число людей, которые сказали, что «полностью» или «частично» поддерживают создание Евразийского Союза.

Источники:

Стоит учитывать, что в Армении в 2014-2017 гг. вопрос о поддержке Евразийского союза фактически подразумевал поддержку членства Армении в нем, тогда как в Грузии и Азербайджане поддержка самого факта существования Евразийского Союза

Здесь виден эффект либерализации общественной жизни в Грузии после ухода Саакашвили из власти, когда уровень поддержки Евразийского союза удвоился между 2013 и 2012 годами. В действительности, многие просто скрывали свою позицию по этому вопросу. Однако в дальнейшем рейтинг Евразийского союза упал. Это было связано с двумя обстоятельствами: с одной стороны, обострением общественных дискуссий по этому поводу на фоне международной напряженности по украинскому вопросу и не только, а с другой – экономическим кризисом, который в наибольшей степени поразил зависимые от нефти экономики Евразийского союза, включая Россию, Казахстан и Беларусь. Интересно, что согласно опросу Caucasus Barometer 2013, в Грузии 32% поддерживали членство Грузии в Евразийском сообществе, а 24% выступали против, а в 2015 году соотношение уже было 22% против 34% соответственно. Поскольку динамика в Грузии и Армении в 2013-2015 гг. была очень похожа, можно предположить, что на данный момент положительное отношение к ЕАЭС разделяют в Грузии от 34% до 40%.

Причины резкого снижения поддержки Евразийского союза в 2014 году в Азербайджане могут разниться. Во-первых, в Азербайджане, скорее всего произошла поляризация по этому вопросу в условиях, когда власть определилась относительно нежелания участвовать в этом вопросе, а ненавязчивые предложения о вступлении продолжали поступать. К тому же, в Азербайджане, по всей видимости, ухудшилось отношение и к России, которая вступила в конфликт с Украиной. Азербайджан, как член ГУАМ, а также как сторона, потерявшая территории в ходе этнических конфликтов постсоветского периода, в гораздо большей степени склонен себя ассоциировать с Украиной в этой ситуации. Фоном выступают укорененные за последние десятилетия критических настроениях в отношении России в элите Азербайджана. Однако самым главным фактором изменения отношения, скорее всего, было объявление о членстве Армении в Евразийском Союзе.

Что касается Армении, то неудивительно, что именно в Армении самый высокий уровень поддержки Евразийского Союза. Важно также то, что на общественное мнение в Армении украинский конфликт почти не повлиял, в отличие от Азербайджана. Однако уже в 2015 году, когда вступление в ЕАЭС совпало с экономическим кризисом, уровень поддержки членства Армении в ЕАЭС начал сокращаться довольно быстро и, конечно, самое большое сокращение произошло в 2016 году после апрельской эскалации, в которой многие в Армении обвиняли Россию за неспособность ее предотвратить. Уже в 2017 году мы видим, как поддержка членства в ЕАЭС постепенно начала восстанавливаться и, скорее всего, она продолжит восстанавливаться и в 2018-2019 гг., если не произойдет ничего экстраординарного.

Членство в Европейском Союзе

Вопрос: Поддерживаете ли вы членство вашей страны в Европейском союзе?

 

2011

2012

2013

2015

2017

 

За

Против

За

Против

За

Против

За

Против

За

Против

Азербайджан

50

12

49

12

34

17

--

--

--

--

Армения

62

8

54

10

41

23

39

22

28

14

Грузия

69

5

72

3

65

8

42

16

45

14

Источники:

  • CRRC Caucasus Barometer 2011
  • CRRC Caucasus Barometer 2012
  • CRRC Caucasus Barometer 2013
  • CRRC Caucasus Barometer 2015
  • CRRC Caucasus Barometer 2017

Доля сторонников интеграции в Евросоюз в Грузии заметно сократилась в последние годы. При представлении альтернативы в виде Евразийского союза, 60% в Грузии предпочитают членство в Европейском союзе (по сравнению с 29% в пользу Евразийского), но абсолютные цифры поддержки снижаются. По всей вероятности, дело в снижении степени поддержки членства Грузии в ЕС, поскольку при опросе в анкете указывалась степень поддержки, а не ее наличие/отсутствие. Таким образом, часть тех, кто поддерживает членство в ЕС, в действительности проявляют скорее индифферентное отношение, чем собственно поддержку. Рост индифферентности вызван очевидной невозможностью реальной интеграции, поскольку в последние годы представители ЕС неоднократно заявляли, что полноправное членство для стран Восточного партнерства невозможно. После подписания соглашения об Ассоциации, с одной стороны, его результаты оказались скромными, с другой – Грузия уперлась в потолок предлагаемых возможностей, а нового интеграционного пакета пока не существует. При этом стоит учитывать, что если какая-то европейская перспектива у Грузии все же появится, то эти рейтинги восстановятся к прежним значениям.

В Армении, как мы видим, в 2012-2013 гг. резко снизилось число сторонников вступления в ЕС, что было в первую очередь вызвано усложнением отношений с Россией, или по крайней мере, положения армянских трудовых мигрантов в России на фоне противостояния России с ЕС вокруг стран Восточного партнерства – и объявлением президента Армении о вступлении страны в Таможенный союз в сентябре 2013 года (опрос проводился в ноябре). В дальнейшем степень поддержки членства в ЕС продолжала падать, а к 2017 г. стала снижаться и оппозиция членству в ЕС, то есть, вопрос как бы сошел с повестки дня как для потенциальных сторонников Европейского союза, так и для его потенциальных противников.

Похожая динамика наблюдалась в Азербайджане в 2011-2013 гг., что, по всей видимости, было вызвано нарастающей критикой Азербайджана в вопросе прав человека в разных европейских структурах, а также полное отсутствие перспектив даже подписания соглашения об Ассоциации, поскольку власти Азербайджана увидели в этом угрозу собственному суверенитету.

Европейская vs Евразийская интеграция. Грузия и Армения

Уровень поддержки и Европейского, и Евразийского союза по отдельности может быть высоким, но социологи задались вопросом, а каким он будет если эти интеграции противопоставить? Действительно, одновременно невозможно быть и членом Европейского, и Евразийского союза, поэтому такая постановка вопроса может быть правомерной. Наряду с этим, к примеру, в Грузии при трактовке результатов соцопроса многие эксперты задавались вопросом – понимают ли граждане, что означает Евразийский союз. Сравнительно высокие рейтинги поддержки были неожиданными и трактовались либо как непонимание со стороны граждан, либо как сознательная политика «Грузинской мечты» по введению Грузии в российскую орбиту, что не соответствует действительности.

Источники:

В опросах, которые были проведены в Армении в 2014-2017 гг., существовала опция «интегрироваться в обе структуры», которую не предлагали опрашиваемым в Грузии. Так, к примеру, в 2017 году при ответах об интеграционных предпочтениях, 33% ответили, что предпочитают интеграцию в ЕС, 32% - в ЕАЭС, 12% - в обе структуры, 10% не хотели интегрироваться ни в один из блоков и 12% затруднились с ответом. Это несколько противоречит результатам Кавказского барометра-2017. Согласно ему, европейскую интеграцию поддерживали 28%, а евразийскую – 41%. Однако здесь, на мой взгляд, противоречия нет, поскольку опросы проводились с разницей в полгода, а пик негативного отношения к России (и Евразийскому союзу) пришелся на середину 2016 года. То есть, между маем 2017 года и ноябрем-декабрем 2017 года отношение к евразийской интеграции в Армении заметно улучшилось, в том числе по причине положительных экономических результатов.

 

Членство в НАТО – Грузия, Армения, Азербайджан

Источники:

  • CRRC Data Initiative 2008
  • CRRC Data Initiative 2009
  • CRRC Caucasus Barometer 2010
  • CRRC Caucasus Barometer 2011
  • CRRC Caucasus Barometer 2012
  • CRRC Caucasus Barometer 2013
  • CRRC Caucasus Barometer 2015
  • CRRC Caucasus Barometer 2017

Как мы видим, самый высокий уровень поддержки членства в НАТО на Южном Кавказе все еще в Грузии, хотя он сильно упал за последние 5 лет. При вопросе «поддерживаете ли вы вступление Грузии в НАТО» - большинство все еще отвечает, что поддерживают. Этот вопрос задали NDI в декабре 2017 года, по результатам 64% поддержали членство Грузии в НАТО, а 26% выступили против. В секции про Европейский союз уже подробно описаны причины этого расхождения и негативной динамики отношения к НАТО в Грузии, так к этому возвращаться не стоит.

Самое последнее и – наименее важное. Интересно, что опрос, проведенный International Republican Institute, показывает в Грузии совершенно другие результаты. Не знаю, по какой причине может быть столь сильное расхождение с результатами CRRC. Однако именно CRRC обычно выступает в роли самого большого авторитета в социологии Южного Кавказа, поэтому при различии в данных более достоверными считаются результаты опросов, проведенных CRRC. Тем не менее, каким образом в одном случае против членства Грузии в НАТО может выступать 7%, а в другом – 20% понять трудно – скорее всего дело в некорректной методологии, использованной IRI для получения более высокого результата.

Источники: