Принятые в тюрьме обязательства гроша не стоят. Стыдно попрекать...

Обязательства, обещания выбитые из заключенного в тюрьму, под пытками или без них (содержание в тюрьме - это уже пытка) грша не стоят, вообще ничего не стоят. Обещания и обязательства выбитые под насилием можно и нужно нарушать.  Не могут считаться нечестными, непорядочными, незаконными нарушения таких обязательств так как были взяты под давлением,под угрозой смерти,  продолжения лишения свободы или угрозы жизни родных. Это мое принципиальное мнение, я считаю что жизнь и свобода человека превыше всего и если ради того, чтобы вернуть эти права он обманывает тех, кто совершает против него насилие  - он прав и не подлежит осуждению.

Это утверждение вызвано публикацией в азербайджанской правительственной прессе переписки заключенной Лейлы Юнус с живущей в Голландии дочерью, в которой Лейла учит дочь поднять кампания за ее и мужа освобождение. Лейла и ее муж  Ариф были политзаключенными в прошлом году, отпущены раньше вынесененного судом срока и выехали на ПМЖ в Европу.  Оттуда они помогают политзаключенным, мучающимся в Азербайджане  и в отместку опубликована ее переписка в которой она обращается в к первому вице-президенту страны с просьбами и обещаниями.   Выйдя на свободу и убежав из страны, она эти обещания нарушила.  А публикация ее писем дается для того, чтобы люди сказали - у-у-у, как тебе не стыдно...

Лейла и Ариф Юнус соединились с дочерью в Голландии после бегства из Азербайджана. Фото Азадлыг.аз

Должно быть стыдно тем  кто лишает свободы тех, кто не должен лишаться свободы, и вынуждает их просить о пощаде.  Я бы хотел посмотреть как запели бы тем кто сегодня говорит Лейле у-у-у, окажись они на ее месте. 

Я понимаю теперь молчание Рауфа Миркадырова, живущего в Швейцарии а в прошлом году выпущенного на свободу после двухлетнего незаконного содержания в тюрьме.  Тоже не отбыл даже треть вынесенного  срока  заключения по абсурдному обвинению в шпионаже. У Рауфа в Баку остались родственники, дочери и если ему поставили условием молчание в его европейской жизни, то ради безопасности родных он молчит, не публикуется в защиту товарищей по несчастью и профессии. Правильно делает, никто его обвинять не может, не имеет морального права.

Нет совершенно никаких моральных прав у тех, кто обвиняет нарушителей обязательств, принятых в тяжелых, насильственных условиях,  - вот что я хочу сказать насильникам.