Сидел вместе с Рауфом, теперь в тюрьме вместе с Мехманом...

В Азербайджане больше 160 политзаключенных, то есть осужденных по разным статьям УК, в обвинительных делах которых присутствует политический мотив. Цифра неточная потому, что разные правозащитные организации считают различно, исходя из своих критериев.

Из этих 160 я лично никого не знаю и поэтому эта цифра для меня — печальная, позорная, унижающая меня статистика. С ней жить можно. Но когда появляется политзек которого знаю лично, вместе работали, смеялись и ругались, создавали что-то вместе — переживать их заключение очень тяжело.

Так было когда в тюрьме Миннацбезопасности сидел почти 2 года журналист Рауф Миркадыров. Причем с моего балкона в Баку видно это МНБ (сейчас называется иначе) и дня не проходило, чтобы я не вспоминал как там, вблизи мучается в одиночной камере Рауф.

Он был осужден за шпионаж в пользу Армении на несусветно большой срок, а спустя 23 месяца его выпустили и еще через почти год он благополучно отбыл в Швейцарию где живет сейчас с семьей. Такие у нас дутые тяжелые обвинения. Хорошо, что хоть не заставляют отбывать липовые сроки от звонка до звонка. Для меня эти 23 месяца прошли ненамного легче чем для Рауфа.

Теперь опять, арестован и осужден пока на три месяца Мехман Алиев. С ним меня многое связывает: делили стол, разделяем убеждения, помогали друг-другу, я публиковался в «Туране» руководимом Мехманом. Его пребывание в Кюрдаханинском следизоляторе для меня не статистика, а теперь как бы с ним там, не выходит из сознания: я ем дома, а что ест Мехман? Мне жарко, а как ему в камере? Есть возможность искупаться в жару?

Сейчас вернулся с моря, немного поплавал. Благодать, вода теплая, народ культурно отдыхает. Море, кутабы, в небе парашют привязанный к катеру…

Мехман купался в море у себя в Загульбе ежедневно, если позволяла погода. С моря в Баку, на работу в «Туран» и говорил: а я утром был на море…

На пляже встретился с журналистом, примерно моего поколения. Переговорили, ясно все без слов и сказать особо нечего. Все наши знакомые или без работы, или трудятся в каких-то непонятных изданиях пишущих непонятно о чем. Журналистики нет, одна мерзкая ложь, достойных рассадили, напугали и разогнали, в ньюсрумах восседают еловые шишки, расписывающие как певица Айгюн сыграла роль проститутки в музыкальном клипе, снятом грузинским режиссером…

Я теперь опять в тюрьме, теперь с Мехманом. Судя по тому что вчера Апелляционный путь не выпустил его на свободу несмотря на гигантский прессинг зарубежных и местных организаций (включая Госдеп США, МИДы Франции и Норвегии, журналисткие союзы), Мехман загремел надолго, больше года. А потом тихо выпустят, в лучшем случае. Или  мы увидим его свободным очень не скоро. Ильгар Мамедов и Али Инсанов сидят в тюрьме много лет, Инсанову продлен срок после завершения первого. И.Мамедов — оппозиционный политик, А.Инсанов — бывший министр здравоохранения, неформальный лидер клана выходцев из Армении.

В человеческом обществе справедливости нет. В животном, может есть, а люди только говорят о справедливости, но готовы съесть любого, даже тех кто ради людей отдают свою жизнь. Мехман Алиев заключен именно за то, что хочет лучшей жизни для всех, не сумев устроить свою.

...