Иранский Азербайджан глазами северянина. Жизнь в скалах

 

 

 

(продолжение)

Еще в Баку я слышал от сотрудника, бывавшего в Тебризе, об уникальном селе Кяндован, до которого от Тебриза рукой подать.  Сотрудник говорил, что за какие-то 7 тысяч  иранских туменей такси везет из Тебриза в это село и привозит обратно.  И показывал снимки – очень интересно.

В Тебризе, отгуляв и отсмотрев все гулябельное и смотрибельное, я зарядился было домой, в Баку, сказав себе – всего не увидишь, и нельзя объять необъятное. Но в последний момент решил все-таки не торопиться и заплатил владельцу отеля еще за одни сутки.  Подумал: если уж приехал сюда, в такую даль, будь что будет - посмотрю и Кяндован. Ехать до него из Тебриза на легковой машине около получаса.

Утром, плотно позавтракав в отеле, вышел ловить такси. Первая машина и за 8 тыс. отказалась, и я было приуныл, но подкатил другой автомобиль – бывший французский «Пежо», ставший фарсидским «Самандом».  Водитель – интеллигентного вида пожилой в очках мужчина, сам предложил цену – 5 тысяч туменей за проезд туда-обратно.  Это 15 манат, или почти 15 евро.  Не сесть в машину за такую цену было просто невозможно.

О Кяндоване (в переводе - «пчелиный улей») — мне было известно только, что эта старинная деревня, отличие ее от других в том,  что ее жители вырубили себе жилища в скалах. В них и живут.

Потом мне   местные люди объяснили, что в наше время живут в скалах люди только в теплое время года, да и то для привлечения туристов. Таксишник добавил – у современных кяндованцев есть нормальные дома в других местах, но государство им платит, чтобы они, находясь в этом селе, создавали видимость его обжитости. Туристам это нравится.

Действительно, на пути в Кяндован мы видели много автомобилей  и даже группу велосипедистов, направлявшихся в «пчелиный улей». Было раннее утро, но  главная улица села также была обставлена припаркованными такси.

Сначала опишу окрестности Тебриза. Этот город, второй по величине в Иране, окружен низкими, безлесными и бурого цвета холмами. Вдали от города, на пути к поднимающемуся ввысь по дороге Кяндовану и по дороге Ардебиль-Тебриз я проезжал заснеженные даже летом настоящие горы, не чета тем ,что рядом с Тебризом.

Лесов в этих краях нет, но вдоль автомобильных дорог нередко можно видеть удобно расположившихся на траве, или уложенной на траве скатерти группы иранцев – семья или дружеская компания. Они перекусывают рядом с припаркованным автомобилем, готовят на газовом баллоне чай или жарят мясо, играют и фотографируются. Причем несущиеся буквально в двух метрах  автомобили иранцев почему-то не смущают.

Тяга отдыхать на обочине оживленной автотрассы, сидя на траве, хотя вдоль иранских дорог с равными промежутками устроены «карманы» с широкими скамьями, чтобы оставить в безопасности машину и посидеть, мне осталась непонятной.  В моем Азербайджане у дорог на земле никто не сядет – на то есть многочисленные придорожные кафе и рестораны.

 Выехав из Тебриза, мы заправили машину бензином.

 

В Кяндоване было прохладно, сказывался тянущийся с заснеженных  гор холод.