Пропаганда успокоила россиян по поводу терактов на Кавказе - опрос "Левада-Центра"

Все больше россиян не считают ситуацию на Кавказе взрывоопасной и не ждут, что обстановка изменится в худшую сторону. Взрывы в Санкт-Петербурге и атаки террористов в европейских городах заставляют жителей России больше опасаться терактов, но страх быстро проходит. Стычки с террористами, происходящие на Кавказе, и вовсе никак не отражаются на общих настроениях.

"Кавказский узел" продолжает серию публикаций, посвященных уникальным данным опросов "Левада-Центра" о Кавказе, с комментариями исследователей. Результаты опросов опубликованы одновременно на сайте "Левада-Центра" и на "Кавказском узле".  

Обстановка на Кавказе: больше позитива

Свежие данные показывают, что оценки ситуации на Кавказе сегодня возвращаются к показателям 2014-2015 годов - после всплеска пессимизма в 2016-м. 

Сотрудник отдела социально-политических исследований "Левада-Центра" Денис Волков в интервью "Кавказскому узлу" объяснил это тем, что события о Кавказе в последний год не носили сугубо отрицательный характер или, возможно, не просачивались в СМИ. Несмотря на то, что в нынешнем году в Чечне и Дагестане уже несколько раз происходили стычки между силовиками и боевиками ИГИЛ (запрещено в России судом), это не имело сколь-нибудь значимого влияния на общественное мнение, поскольку эти события были крайне слабо представлены на федеральных телеканалах, уверен Волков.

"Широкая аудитория никакой другой информации, кроме как из ТВ, не получает. А там об этих столкновениях если и сообщалось, то очень скупо. А уж об обострении земельных конфликтов в Дагестане вообще, я думаю, никто не знает. Только узкий круг специалистов и людей, интересующихся Кавказом", - указал эксперт. 

По его мнению, в этом прослеживается пропагандистская линия телеканалов. "Конечно, они не сообщают о том, что может будоражить общественное мнение. Нужна умиротворяющая картинка", - сказал Волков. 

Войны нет - и вроде бы хорошо

"Не менее важен также общий рост оптимизма, который наблюдается и по другим опросам общего характера. Многие полагают, что жизнь налаживается, дальше будет лучше и т. д. На этом положительном фоне последних 9 месяцев выросла и позитивная оценка ситуации на Северном Кавказе. Возможно, также из-за неимения каких-то серьезных, резонансных событий", - говорит Волков.

"В целом же, положительная динамика отношения к обстановке на Северном Кавказе росла на протяжении всей второй половины 2000-х годов, когда там были остановлены полномасштабные военные действия. В общественное сознание проникла мысль, что на Кавказе как-то успокоилось. При оценке обстановки на Кавказе большинство респондентов судит не по конкретной информации, а в сравнении с предыдущими годами, с 1990-ми- началом 2000-х. Войны нет, вроде бы хорошо. Последние 3 года (после присоединения Крыма) имеет место тренд роста оптимизма. Люди в принципе не вникают в детали событий. При отсутствии явно негативной информации в СМИ оценки становятся положительными", - объясняет исследователь. 

 

ноя.

2005

май.

2006

апр.

2007

май.

2008

май.

2009

май.

2010

май.

2011

май.

2012

мар.

2013

май.

2014

май.

2015

май.

2016

май.

2017

сен.

2017

Благополучная, спокойная

8

11

17

26

25

13

18

21

24

44

45

27

41

47

Напряженная

65

70

69

51

60

67

66

60

54

40

33

51

37

34

Критическая, взрывоопасная

20

13

5

9

6

13

10

8

10

3

2

7

4

2

Затруднились ответить

7

6

9

14

10

7

7

11

12

14

20

14

18 

18

По мнению руководителя "Левада-Центра" Льва Гудкова, чем меньше кавказские темы затрагиваются журналистами, тем больше возникает ощущение, что в регионе все спокойно.

Стычки и перестрелки на Кавказе находятся на периферии деятельности СМИ

"Федеральные средства массовой информации стали меньше писать о Кавказе. Сайты, ориентированные на ангажированную публику, следящую за тем, что там происходит, имеют очень ограниченное распространение. А федеральные телеканалы переключились на Украину и антизападную пропаганду. Все стычки и перестрелки на Кавказе находятся на периферии деятельности СМИ", - рассказал он "Кавказскому узлу".

Другой важный фактор формирования "позитивного" взгляда россиян на Северный Кавказ, по мнению Льва Гудкова, это явное покровительство Путина Кадырову.

"Поддержка Путина придает Кадырову делегированный авторитет хранителя спокойствия на Северном Кавказе. Не то, чтобы сам Кадыров вызывает симпатию, но люди считают, что лучше он, чем новая война. Фигура Кадырова, который выражает всяческую лояльность, почтение и исполнительность по отношению к Путину - это тоже вызывает у публики ощущение, что на Кавказе уже нет ничего страшного", - пояснил глава "Левада-Центра".

Поддержка Путина придает Кадырову авторитет хранителя спокойствия на Северном Кавказе

По его мнению, именно два эти фактора в целом – отсутствие кавказкой проблематики в центральных СМИ и путинское покровительство Кадырову - и играют роль в понижении ощущения неблагополучности Кавказа.

Второй график из данных "Левада-Центра" показывает ожидания россиян по поводу ситуации на Кавказе. Эти оценки в 2017 году также стали более позитивными (15% "оптимистов" против 11% "пессимистов"), хотя и не вернулись к уровню 2014-2015 годов. Большинство опрошенных (55%) считают, что в течение ближайшего года ситуация на Северном Кавказе останется без изменений. 

 

ноя.

2005

май

2006

май

2007

май

2008

май

2009

май

2011

май

2012

май

2013

май

2014

май

2015

май

2016

май

2017

сен.

2017

Улучшится

12

16

23

28

12

19

11

9

20

19

14

16

15

Ухудшится

19

17

10

13

10

14

15

17

10

10

14

12

11 

Останется без изменений

55

58

54

41

63

54

59

59

53

48

56

53

55 

Затруднились ответить

14

10

13

18

15

13

15

15

17

22

16

20

19 

Завотделом социально-политических исследований "Левада-Центра" Наталия Зоркая также объяснила это тем, что на восприятие ситуации на Кавказе сильно влияет телевизионная картинка. 

"Среди наших респондентов преобладает телеаудитория. А основные федеральные телеканалы не дают в новостях много информации о Кавказе. О каких-то серьезных проблемах, к примеру, в Чечне или Дагестане, на самом деле информировано незначительное число людей. Эту группу респондентов просто не видно среди усредненных данных. Это тренд неких настроений, которые с реальностью могут и не иметь ничего общего. Многие думают, что на Кавказе все благополучно и спокойно, наверное, потому, что их ситуация там не очень-то и волнует", - отметила она. 

"Люди в целом адаптировались, приспособились к переживанию кризиса с сокращениями доходов и прочим. За внешним благополучием не стоит знание того, что в действительности происходит, в частности на Кавказе, отчасти желаемое выдается за действительное самими людьми", - подытожила Зоркая.

В интервью "Кавказскому узлу" профессор географического факультета МГУ Наталья Зубаревич отметила, что федеральный центр, оценивая ситуацию в регионах Северного Кавказа и эффективность тамошнего руководства, склонен обращать внимание прежде всего не на социально-экономические показатели, а на количество терактов и напряженность конфликтов в региональных элитах. "Федеральные решения зависят не от экономических показателей, а от степени конфликтности элит... Чем больше стреляют и взрывают, тем хуже", - объяснила Зубаревич.

Угроза терактов: страшно, но привычно

Всплеск опасений о возможности терактов был зафиксирован "Левада-Центром" в апреле 2017 года, после терактов в Санкт-Петербурге, Лондоне и Стокгольме. 79% опрошенных тогда отвечали утвердительно на вопрос о том, могут ли в России произойти новые атаки террористов. К сентябрю их доля сократилась до 72%. При этом с 8% до 14% выросла доля тех, кто затрудняется ответить на этот вопрос. 

За свою безопасность и безопасность своих близких в связи с угрозой терактов опасаются 66% респондентов. По сравнению с апрелем их доля заметно снизилась. Она, однако, не достигла уровня 2014-2015 годов, когда беспокойство выражали менее 60% респондентов.

КАК ВЫ ДУМАЕТЕ, МОГУТ ЛИ СЕЙЧАС ПРОИЗОЙТИ НОВЫЕ ТЕРАКТЫ В РОССИИ?
  Опрос после терактов в Париже Опрос после терактов в Брюсселе Опрос после терактов в Санкт-Петербурге, Лондоне и Стокгольме  
ноя.
2015
март
2016
апр.
2017
сен.
2017
Определенно да 20 12 29 16
Скорее да 53 49 50 56
Скорее нет 14 21 9 13
Определенно нет 3 3 4 1
Затруднились ответить 10 15 8 14

Наталия Зоркая прокомментировала эти данные, отметив, что в основном на показатели по поводу страха перед терактами в общественном мнении влияют в первую очередь инциденты в самой России. 

"Процессы в общественном мнении, в первую очередь, находятся под воздействием событий в России, на Кавказе, в частности. Зарубежные теракты мало влияют на их изменение", - объяснила социолог. 

Вместе с тем Денис Волков полагает, что громкие теракты за рубежом все-таки влияют на оценки жителей России.

"Например, среди событий последнего месяца, которые привлекли внимание и о которых люди говорили в открытом опросе, без всяких подсказок, это — теракты в Лондоне. Таким образом, отдельные случаи заграницей, по которым работают СМИ, они добавляют опасений и внутри России", - рассказал Волков корреспонденту "Кавказского узла".

При этом Лев Гудков заметил, что после взрывов в петербургском метро идет смещение очага воспринимаемой угрозы в сторону Центральной Азии, чему способствует характер официозной интерпретации.

"Люди, потребители информации, принимают это, потому что у них нет собственного видения происходящего, собственной рамки понимания. Суть даже не в самом сообщении о том или ином акте терроризма, сколько об общей картине реальности", - заключил Гудков.

  Очень боюсь В какой-то мере опасаюсь Уверен, что ни со мной, ни с моими
близкими этого не случится
Не задумывался над этим Затруднились ответить
сен.17 16 50 13 18 3
апр.17 30 48 9 12 1
мар.16 16 52 16 15 2
окт.15 14 44 18 22 3
сен.14 12 47 14 24 3
янв.14 18 53 10 16 4
окт.13 20 51 9 18 3
сен.13 12 50 13 22 3
апр.13 13 47 19 19 2
сен.12 12 55 14 17 2
май.12 16 54 11 16 3
мар.12 14 54 11 17 4
авг.11 22 51 9 14 4
мар.11 24 53 10 10 4
июл.10 21 52 10 14 3
авг.09 19 49 12 18 2
ноя.08 17 52 11 18 2
дек.07 18 49 12 19 3
ноя.07 21 52 10 14 4
май.07 20 50 11 17 2
авг.06 19 55 11 14 2
июн.06 23 52 11 13 2
июн.05 30 49 9 11 <1
май.05 28 50 9 10 3
сен.04 35 52 7 5 2
май.04 27 52 9 12 1
фев.04 33 48 7 10 1
дек.03 28 47 9 13 2
окт.03 25 48 10 16 2
сен.03 29 45 6 12 9
июл.03 34 47 8 10 1
авг.02 28 50 9 13 1
авг.01 26 50 13 9 2
сен.00 27 52 10 10 1
сен.99 42 44 6 6 2

Денис Волков подытожил: "Основной вывод, который можно сделать из данных опроса по проблеме террористической угрозы, что сразу после терактов, страх быстро вырастает, но почти сразу уходит. Отчасти это связано с характером освещения терактов в СМИ. Как правило, они быстро забывают эту тему. Помимо этого, в длительной перспективе в общественном мнении происходит привыкание, снижается порог чувствительности к угрозе терактов. Поэтому в общем и целом прослеживается небольшой тренд на понижение страха перед терактами". 

На вопрос о том, кто должен нести ответственность за гибель заложников при освобождении из театрального центра на Дубровке ("Норд-Ост"), 82% респондентов, опрошенных "Левада-Центром" в сентябре 2017 года, назвали ответственными власти и силовиков. Из них 34% сказали, что виновато руководство спецслужб, 28% возложили ответственность на непосредственных исполнителей операции, 20% - на президента и правительство России. По мнению 23% опрошенных, в трагедии не виноват никто. 17% затруднились ответить на этот вопрос. 

Недавним сообщениям ФСБ о предотвращенных терактах, по данным опросов "Левада-Центра", доверяют 39% россиян, 26% верят отчасти, 5% не верят вовсе. 22% опрошенных таких сообщений не слышали.

По мнению Дениса Волкова, это объяснимо, так как активный интерес к таким событиям проявляет небольшое количество людей.

"Это общее качество потребителей информации. Большинство слышит о новостях, в том числе по терактам, в "фоновом режиме". Внимание обращают только на самые громкие и раскрученные проблемы", - считает Волков.

Значительный уровень доверия к рапортам спецслужб о предотвращенных терактах социолог объяснил тем, что у этих ведомств имеется весомый "символический капитал". 

"Спецслужбы выступают в роли символа и признака силы и даже величия государства. Немаловажную роль играет также характер освещения их деятельности в СМИ. Имеется в публичном пространстве и недостаток информации и критики действий спецслужб. Поэтому по сравнению с другими госинститутами их оценивают положительно большее количество людей", - резюмирует Волков. 

Опрос проведен 15–19 сентября 2017 года. Респондентами выступили 1600 человек в 137 населенных пунктах 48 регионов страны по репрезентативной всероссийской выборке городского и сельского населения в возрасте 18 лет и старше. Исследование проводится на дому у респондента методом личного интервью. Распределение ответов приводится в процентах от общего числа опрошенных вместе с данными предыдущих опросов. Статистическая погрешность при выборке 1600 человек (с вероятностью 0,95) не превышает: 3,4% для показателей, близких к 50%; 2,9% для показателей, близких к 25% / 75%; 2,0% для показателей, близких к 10% / 90%; 1,5% для показателей, близких к 5% / 95%.