Проблема женского обрезания в Дагестане заинтересовала Минздрав и Генпрокуратуру

Минздрав России выступил с критикой женского обрезания в Дагестане, а Генпрокуратура пообещала проверить законность данной практики на Северном Кавказе. Женское обрезание сейчас фактически никак не регулируется российским законодательством, заявила “Кавказскому узлу” шеф-редактор портала "Даптар" Светлана Анохина.

Как писал "Кавказский узел", Совет по правам человека (СПЧ) при президенте России обещал заняться проблемой женского обрезания на Кавказе. Против практики женского обрезания выступила член СПЧ, председатель постоянной комиссии по социальным правам Анита Соболева. По мнению председателя координационного центра мусульман Северного Кавказа Исмаила Бердиева, практика женского обрезания - это "чисто дагестанский обычай" и “здоровью это не мешает”.

Отчет "Правовой инициативы по России" по итогам исследования о распространении в Дагестане практики женского обрезания был опубликован 15 августа на сайте организации. В нем указано, что в Дагестане сохраняется практика калечащих операций, которые совершаются при поддержке официального духовенства и рассматриваются населением как религиозная обязанность. Правозащитники предложили криминализировать женское обрезание и организовать широкую общественную дискуссию о проблеме.

“Высказывание Бердиева вызвало непонимание среди членов СПЧ”

Совет по правам человека при президенте России временно отказался от подачи заявлений в российские общественные структуры и ведомства в связи с практикой женского обрезания, сообщил корреспонденту «Кавказского узла» директор Московского бюро по правам человека, член СПЧ Александр Брод.

“Сегодня проблема женского обрезания в Дагестане обсуждалась членами СПЧ на заседании круглого стола. В ходе заседания, в том числе, выступили я и Анита Соболева. Высказывание Исмаила Бердиева вызвало непонимание среди членов СПЧ”, - рассказал Брод.

“Группа членов СПЧ обсуждает, в каком виде преподнести свои мнения — в виде комментария для СМИ, либо направления заявления в различные государственные структуры. Пока на этот счет нет единого мнения членов совета”, - добавил правозащитник.

Надо всех женщин обрезать, чтобы разврата не было на Земле, чтобы сексуальность уменьшилась

Сегодня председатель Координационного центра мусульман Северного Кавказа Исмаил Бердиев заявил о том, что он “выступает за обрезание всех женщин”. "Надо всех женщин обрезать, чтобы разврата не было на Земле, чтобы сексуальность уменьшилась”, — сказал муфтий, отметив, что обрезание практикуется в некоторых населенных пунктах Дагестана. Бердиев признал, что ислам не предписывает обрезание женщин, но «снизить сексуальность женщин» необходимо, сообщило в 12:08 мск агентство “Интерфакс”.

Однако вечером Исмаил Бердиев объяснил шуткой свои вызвавшие общественный резонанс слова о женском обрезании. По словам Бердиева, он лишь имел в виду, что в некоторых районах Дагестана распространена практика обрезания девочек. "И потом я в шутку добавил: Что если бы это было везде, то может быть это послужило бы тому, чтобы разврата было меньше”, - процитировало в 20:44 мск Исмаила Бердиева РИА “Новости”.  

“Данный обряд характерен исключительно для горных районов Дагестана”

Женское обрезание производится с помощью таких операций, как клитеродектомия и инфибуляция - зашивания влагалища, рассказал старший научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН, автор статьи о женском и мужском обрезании для «Большой российской энциклопедии» Михаил Рощин.

Популярность данного обряда идет на спад

По его словам, наиболее распространенной в Дагестане является первая операция, при которой удаляется капюшон клитора. “В целом же, обряд в Дагестане не распространен и характерен исключительно для горных районов. Обрезание проводится в жилом доме, а не в мечети. Некоторое время назад ООН приняло решение, что женское обрезание — это варварский обычай, и воспринимается как надругательство над женщиной. С этой точки зрения позиция членов СПЧ ясна”, - сказал Рощин.

Сам процесс осуществляется не врачом, а неким «знающим человеком» - то есть опытной женщиной, проведшей ряд подобных операций, заметил Михаил Рощин. “Не всегда можно довести рожающую жену из горного села в больницу, поэтому зачастую в селениях есть специальные женщины, готовые прийти на помощь, — повитухи. Эти женщины и делают операции по обрезанию”, - сказал корреспонденту “Кавказского узла” Михаил Рощин.

При этом эксперт заметил, что обряд "перестал быть популярен в середине ХХ века после индустриализации Кавказа". “С тех пор популярность обряда идет на спад”, - заметил Рощин.

Под калечащими операциями на женских половых органах или женским обрезанием понимается частичное или полное удаление наружных женских гениталий, а также нанесение других травм женским половым органам по немедицинским основаниям. Эта практика нацелена на контроль сексуальности женщины, ее поведения в плане сохранения девственности до брака и целомудренного образа жизни впоследствии. Женское обрезание противоречит нормам Конвенции ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин и рекомендациям международного правозащитного сообщества, говорится в отчете "Правовой инициативы".

“Женское обрезание является отголоском архаичного обряда”

В Дагестане женское радикальное обрезание, когда удаляется либо часть, либо весь клитор, является “не повсеместным явлением”, в свою очередь отметила Светлана Анохина, шеф-редактор портала "Даптар", посвященном проблемам дагестанских женщин.

Женское обрезание практикуется в закрытых отдельных обществах и имеет не столько религиозный, сколько традиционный характер, рассказала корреспонденту «Кавказского узла» Анохина.

“Тут действует закон сохранения малых сообществ — зачастую вредные или нелепые, на наш взгляд, традиции, сохраняются в силу того, что отличают жителей этих сел от всех остальных”, - сказала Светлана Анохина.

“К примеру, в Дахадаевском районе есть село Дуакар, где очень странно проходят свадьбы. Для постороннего взгляда торжество выглядит, как непотребство и безобразие — люди пьют из туфли, окунаются друг друга головой в торт, выливают на жениха водку, пляшут на столе, роняют друг друга, возятся в грязи. В общем, смотрится, как пьяный беспредел. Но на самом деле это отголоски архаичного обряда, и жители следуют ему, поскольку он дает им ощущения причастности именно к этому сообществу”, - рассказала шеф-редактор портала "Даптар".

Иногда мужчины из «целомудренных» сел требуют обрезания от потенциальных жен

При этом, по ее словам, в Дагестане “есть несколько районов, где практикуется радикальное женское обрезание”. “Наш портал «Даптар» может с уверенностью говорить о распространенности данной практики в Цунтинском и Цумадинском районах, а также в двух аварских селах на территории Грузии”, - отметила Светлана Анохина.

Также она заметила, что из материала Саиды Сиражудиновой “Женское обрезание в Республике Дагестан: социокультурные детерминанты и концептуальный анализ” следует, что подобные операции производятся еще и в Тляратинском, Ботлихском и Чародинском районах Дагестана.

“Само по себе женское обрезание имеет достаточно широкое распространение, но радикальное - локально. Женщины, проживающие в селах, где такая операция считается нормой, видят в «необрезанных» жительницах соседних сел развратниц. Они считают, что обрезание и делается для того, чтобы женщина «не гуляла». Иногда мужчины из «целомудренных» сел требуют обрезания от потенциальных жен”, - сказала Светлана Анохина.

“Женское обрезание никак не регулируется российским законодательством”

Анохина особо отметила, что, по мнению этнографов и антропологов, радикальное женское обрезание является доисламским обычаем. В мусульманской среде нет единого мнения даже по поводу необходимости или желательности обрезания для верующих. А тем более конкретизации - что именно и как нужно обрезать, подчеркнула шеф-редактор портала "Даптар".

“Как должно делаться обрезание и что конкретно отрезается, нигде детально не описывается. И каждый дает описание ритуала в силу своей осведомленности и образования”, - заявила Светлана Анохина.

Такие операции должны осуществляться в больницах и квалифицированными специалистами

Вместе с тем она заметила, что женское обрезание никак не регулируется российским законодательством, и процесс обряда тщательно скрывается. “Поскольку операция проводится на дому, а иногда и в подсобных помещениях женщинами, не имеющими медицинского образования, можно допустить, что из-за недостаточной квалифицированности «хирурга» бывали летальные случаи. Но у нас есть только ничем не подтвержденные слухи”, - сказала Светлана Анохина.

Как правило, обрезанные женщины испытывают отвращение к сексуальной близости или равнодушны к ней, также рассказала Светлана Анохина. Кроме того, по ее словам, известны случаи, когда обрезание делалось даже вопреки воле родителей. Девочку вела на обрезание либо дальняя родственница, либо просто соседка, решившая, что “ребенок слишком резвый и надо его “усмирить”. Анохина считает, что если обряд необходим, то он должен осуществляться цивилизованно.

“Мне кажется, что оптимальным решением будет следующее. При участии квалифицированных и неангажированных медиков представители всех религиозных течений Дагестана должны принять общее решение, какие именно варианты обрезания одновременно соответствуют требованиям религии и не вредят женщинам. А после это решение должно быть доведено до сведения имамов тех сел, где существует озвученная проблема. И разумеется, если уж это необходимо, такие операции должны осуществляться в больницах и квалифицированными специалистами”, - сказала Светлана Анохина.

Минздрав: женское обрезание является калечащей практикой

Российское здравоохранение солидарно с международным медицинским сообществом и выступает против женского обрезания, заявил сегодня официальный представитель Минздрава России Олег Салагай.

"В настоящее время международное медицинское сообщество сходится во мнении, что так называемое женское обрезание является калечащей практикой и не несет ничего положительного", - сказал Олег Салагай.

Салагай добавил, что "в 2008 году Всемирная ассамблея здравоохранения приняла резолюцию о необходимости полной элиминации этой практики. В 2012 году подобную резолюцию приняла Генеральная ассамблея ООН", сообщает “Интерфакс”.

В свою очередь глава комиссии Общественной палаты России по поддержке семьи, детей и материнства, певица Диана Гурцкая обратилась к генпрокурору России Юрию Чайке с просьбой проверить информацию о процедуре так называемого женского обрезания в некоторых районах Северного Кавказа, в частности, в Дагестане, сообщает “Российская газета”.

Обращение с просьбой проверить законность применения на Северном Кавказе женского обрезания будет рассмотрено генеральной прокуратурой России, цитирует представителя пресс-службы надзорного ведомства “Интерфакс”.

Автор:
источник: корреспондент "Кавказского узла"