МВД РФ: с 2003 года в ЮФО убиты более 2 тысяч боевиков

Более 2 тысяч боевиков ликвидировали и почти 6,3 тысячи задержали сотрудники правоохранительных органов России в республиках Южного федерального округа, начиная с 2003 года. За это же время изъято около 20 тонн взрывчатых веществ. В 2009 году в ЮФО ликвидированы или задержаны почти 750 боевиков, сообщил представитель Министерства внутренних дел России.

Напомним, что 29 сентября глава МВД России Рашид Нургалиев по итогам проведения тактико-специальных учений на полигоне в окрестностях Хабаровска сообщил, что в 2009 году на Северном Кавказе убито 270 и задержано 450 боевиков.

"Под руководством МВД России с 2003 года в результате спланированных и осуществленных скоординированных оперативно-розыскных и разведывательно-поисковых мероприятий уничтожено 2186 боевиков, задержаны 6295 лиц, обоснованно подозреваемых в причастности к незаконным вооруженным формированиям. Нейтрализованы 364 лидера НВФ и бандглаваря", - сообщили ИТАР-ТАСС в МВД России.

В числе убитых называются президент самопровозглашенной Чеченской Республики Ичкерии Аслан Масхадов (убит в 2005 году), его преемник Абдул-Халим Сайдулаев (убит в июне 2006 года), полевой командир Шамиль Басаев (убитый летом 2006 года в Ингушетии), а также первый вице-премьер ичкерийского правительства Сулейман Имурзаев, по кличке "Хайрулла" (убит в 2007 году в Чечне).

Также правоохранительные органы России сообщают о пресечении с 2003 года на Северном Кавказе преступной деятельности 43 наемников и эмиссаров зарубежных террористических центров, среди которых - Абу Хавс, Абу-Омар, Абу Джарах Узули, Махмуд Хамам Аль-Ханав, Абу аль-Валид Аль Гамиди.

"Важным направлением работы явился подрыв ресурсного потенциала бандитизма", - отметил представитель МВД. По его словам, за указанный период на Северном Кавказе было ликвидировано более 9,7 тысячи баз и тайников с оружием и боеприпасами. Изъято свыше 9,5 тысячи единиц стрелкового оружия, 20 ПЗРК, 252 огнемета, более 5 тысяч гранатометов и свыше 54,5 тысячи выстрелов к ним, порядка 20 тонн взрывчатых веществ, 3,5 млн. боеприпасов. По данным МВД, обезврежено также более 59 тысяч снарядов и мин.

"В текущем году в субъектах ЮФО предотвращено 64 преступления террористического характера. При оказании вооруженного сопротивления нейтрализованы 289 бандитов, в том числе 25 бандлидеров и 11 наемников, задержаны 457 боевиков, среди них три бандглаваря", - сказал представитель министерства.

По данным ведомства, также с начала года на Северном Кавказе из криминального оборота изъято 684 единицы стрелкового оружия, ПЗРК, 18 огнеметов, 179 гранатометов, 233 самодельных взрывных устройства, более 2 тонн взрывчатых веществ, свыше 195 тысяч различных боеприпасов.

Заместитель начальника главного управления Генпрокуратуры РФ в ЮФО Артем Мельников, однако, на пресс-конференции в Москве 29 сентября привел несколько иные данные. По его словам, за 8 месяцев 2009 года правоохранительные органы ликвидировали в регионе 237 боевиков. Также по данным прокуратуры, с начала 2009 года на территории Южного федерального округа было ликвидировано более 260 баз боевиков и тайников с оружием и боеприпасами.

По словам Мельникова, в 2009 году зарегистрировано на 26,6% больше преступлений с использованием огнестрельного оружия и взрывчатых веществ, чем за тот же период прошлого года - всего таких преступлений в 2009 году зарегистрировано 955. Наиболее проблемными в этом отношении являются Ингушетия и Дагестан, а также "есть проблемы в Краснодарском крае и Астраханской области", отметил Мельников.

"Ориентировочные каналы поступления оружия - с территории Абхазии и Южной Осетии после августа 2008 года, похищение оружия из воинских частей и мест дислокации правоохранительный органов", - добавил представитель Генпрокуратуры, передает "Интерфакс".

"Надо признать, что на Юге страны продолжается негласная бойня", – считает генерал-лейтенант Юрий Неткачев, который в свое время командовал на Северном Кавказе общевойсковой армией.

По его словам, масштабы боевых действий федеральных сил против боевиков в Чечне, Ингушетии и других республиках сравнимы с операцией против талибов, которую страны НАТО проводят в Афганистане, пишет "Независимое военное обозрение".

Свои выводы генерал подтверждает цифрами. "Группировки войск и милиции там и здесь примерно равные – по 100 тысяч военнослужащих. Число убитых иностранных солдат в Афганистане с начала нынешнего года превысило 350 человек. У нас всего на 100 военнослужащих и милиционеров потери меньше. Но армия талибов несравненно больше по количеству – около 20–25 тысяч штыков. У нас же заявляют, что на Северном Кавказе действует горстка боевиков – 500–700 человек", - говорит Неткачев.

По его словам, это говорит о том, что войска на Северном Кавказе действуют неэффективно, а боевики проявляют изощренность и активно используют партизанские и террористические методы борьбы с федеральными силами. Это, по мнению генерала, говорит о преждевременности отмены режима КТО в Чечне, который, по мнению генерала, должен быть восстановлен не только там, но и во всех других "горячих" районах Ингушетии, Дагестана и т.д.

Иное мнение у советника председателя Совета Федерации, бывшего первого заместителя начальника Генштаба ВС РФ генерал-полковника Валерия Манилова, который в 1999–2002 годах отвечал за информационное обеспечение контртеррористической операции в Чечне и Дагестане.

Он заявил, что режим КТО отменен на Северном Кавказе правильно. "Но здесь допущены непростительные ошибки, – полагает Манилов. – С отменой режима КТО надо было активизировать разведку, информационно-разъяснительную работу среди населения. Но самое главное – федеральный Центр не смог нейтрализовать социальную базу бандформирований".

Манилов также отмечает, что незанятость большинства населения, отсутствие мер личной безопасности и коррупция создают отрицательный образ не только местной, но и федеральной власти. "К сожалению, часть населения Чечни, Ингушетии, Дагестана поддерживает боевиков и пополняет их ряды. И федеральный центр должен сделать из этого выводы", - подчеркнул Манилов.

Как сообщал "Кавказский узел", еще весной 2008 года правоохранительные органы заявляли, что на Северном Кавказе оставалось всего около полутысячи боевиков. В январе этого года заместитель министра внутренних дел Аркадий Еделев рапортовал о том, что на территории Чечни действуют до 500 боевиков и их пособников, а в Ингушетии - до 120 боевиков. В январе же глава Чечни Рамзан Кадыров заявил о том, что "всего в Чечне осталось около 50-60 боевиков".

Ссылаясь на столь незначительные силы членов НВФ, руководство Чечни добилось снятия 16 апреля режима контртеррористической операции, действовавшего в республике на протяжении 10 лет. Чеченские правоохранительные органы заверяли, что способны контролировать ситуацию в республике.

Уже 17 мая, день спустя после того, как у здания МВД в Грозном смертник совершил теракт, в результате которого погибли и были ранены несколько сотрудников чеченской милиции, в Чечне и соседней Ингушетии были начаты масштабные спецоперации против вооруженного подполья.

С тех пор (по данным на 4 октября, когда истекло 170 дней с момента объявления об отмене режима КТО) жертвами противостояния вооруженного подполья и силовых структур в Чечне стали 173 человека, 16 из них - мирные граждане, ранения получили 125 человек, 29 были похищены.

Кроме того, по Северному Кавказу прокатилась волна терактов с участием смертников. За 170 дней после отмены режима КТО было совершено 8 подобных взрывов, еще несколько произошли в Ингушетии и Дагестане.

Западные эксперты, проведя анализ ситуации, пришли к выводу, что терроризм на Кавказе в настоящее время из внутренней проблемы России превратился в международную. По мнению специалистов по терроризму, на Северном Кавказе сейчас проходит один из центральных фронтов борьбы за создание исламского халифата. Об этом сегодня пишет американская газета Jewish State со ссылкой на мнение западных экспертов по терроризму.

Как заявил бывший руководитель рабочей группы по терроризму и нетрадиционным боевым действиям при палате представителей Конгресса США Йоссеф Бодански, причиной роста террористической угрозы со стороны Чечни стало большое количество наличных денег, поступающих в регион из Саудовской Аравии и других стран Персидского залива.